Писатели XIX века: В. Белинский

Писатели XIX века: В. Белинский

Виссарион Григорьевич Белинский
1811-1848

Значение Белинского.

Виссарион Григоревич Белиньски

1811-1848 гг.

По силе гениального таланта и размаху литературных, эстетических и философских знаний Белинский подобен титанам Возрождения. Его знания уникальны по своему разнообразию, а его идейно-эстетические суждения и суждения поражают своей оригинальностью и глубиной. Страстно и фанатично влюбленный в национальную литературу, он не впадал в националистическую односторонность, был горячим поклонником, прекрасным знатоком западноевропейской и мировой литературы. Он написал информативные характеристики произведений Шекспира, Шиллера, Гете, Жорж Санд и многих других зарубежных писателей. Его анализы русских писателей часто сравнивают с западноевропейскими.

Блестящее осмысление Белинским сущности, самобытности и значения русской литературы, его ведущие идейно-эстетические принципы и суждения стали определяющими для всего последующего развития национального искусства. Белинский был выдающейся фигурой, корифеем самобытной русской философской мысли, основоположником революционно-демократической критики, гениальным теоретиком-эстетиком, пионером в создании научной истории литературы. Он был великим патриотом, страстным публицистом, бесстрашным оратором, блестящим социологом и непримиримым борцом за интересы широких масс трудящихся. Его творчество стало важным историческим периодом в развитии русской философии, публицистики, литературной и эстетической мысли, в освободительной борьбе русского народа.

П. А. Вяземский, непримиримый идейный оппонент Белинского, правильно понимал его роль, говоря, что он был «литературным бунтарем, который из-за недостатка места для бунтарей на площадях восстал в журналах». Видя злейшего врага Белинского, писцы самодержавного режима пытались подорвать его авторитет клеветнической полемикой, клеветой, прямыми и тайными разоблачениями. В 30-е годы ХХ века Булгарин, Шевиров, Синьковский и Бурачек особенно усердно вели свои ожесточенные сражения с Белинским. У них было множество помощников. Итак, сказка Б. Федорова «Щуры», опубликованная в 1842 г. в журналах «Маяк» и «Москвянин» почти одновременно, закончилась словами, конечно, адресованными Третьему отделу: «Меня поражает наглость литературных крыс, что Васки кошка исчезла “. Критик представлен в бешеной, карикатурно-пародийной форме в рассказе В. Ушакова «Пюсь» (1835), в комедиях «Семейный процесс» В. Каратыгина (1839), «Новое подбрзуше» С. Навроцкого. (1840), «Демоны поэзии» В. Невского (1843) и в других произведениях реакционной литературы.

Но авторитет Белинского в глазах прогрессивного общества от этого не уменьшился. Первые авторы нашей прогрессивной литературы, начиная с Пушкина, испытывали к нему безоговорочное уважение и восторженное обожание. А. В. Кольцов сказал И. И. Панаеву: «Я всем ему обязан», И. С. Тургенев назвал его «отцом и командиром».

Белинский довел критику до уровня гражданской службы, до которого она не поднималась ни в одной стране мира. Поставив литературу на решение самых насущных нравственных и социальных вопросов, автор «Литературных снов» стал центральной фигурой эпохи, истинным хозяином умов прогрессивных читателей, особенно молодежи своего времени. По словам Герцена, «статьи Белинского судорожно ждали молодых людей в Москве и Санкт-Петербурге с 25 числа каждого месяца. Студенты пять раз ходили в кафе, чтобы спросить, получили ли они« Otieczestwiennyje Zapiski », и большая цифра передавалась из рук. под рукой. Есть статья Белинского? »-« Есть », и она была поглощена лихорадочным состраданием, смехом, аргументами… и тремя-четырьмя убеждениями, уважением, как будто исчезнувшими. Роль Белинского, морального и политического учителя своих современников и следующих поколений, явно подчеркивается Некрасовым, который в своем стихотворении «Охота на медведя» сказал: «Вы научили нас мыслить по-человечески» …

Ослабляя революционное влияние Белинского, либералы в лице Анненкова, Боткина и других пытались представить его предшественником либерального движения. Но эти попытки были отвергнуты Герценом, Чернышевским, Добролюбовым, Некрасовым и их сторонниками. Герцен видел в критике наиболее революционный характер своего времени. Чернышевский заявил, что Белинский «нес в душе идеал будущего». Добролюбов считал, что он всегда будет гордостью, славой и украшением русской литературы.

Читайте также:  Очерк пессимистов и оптимистов |

Величие Белинского состоит в том, что он, опираясь на рабочий класс населения, выражая, по ленинскому определению, «настроение крепостных», смотрел далеко вперед и предсказывал светлые дали своей родины. Одним из его самых глубоких убеждений было осознание России как строителя универсальной цивилизации. Веря в огромную силу своего народа, гордясь его духовной мощью, Белинский видел свою судьбу «в соединении всех элементов всемирно-исторического развития» и «сказав миру свое слово, свои мысли».

Историческое значение Белинского

Сразу после смерти Белиньского, опасаясь влияния критика на молодые умы, царская цензура запретила публиковать его имена и сочинения. И все же в 1856 году его политический оппонент, славянофил И. Аксаков, был вынужден признать, что «имя Белинского известно каждому мыслящему молодому человеку. Когда в 1859 году вышло первое издание его сочинений, реакционеры потребовали их отзыва. На рубеже XIX и XX веков идеалистические критики, особенно Волынский и Айхенвальд, начали борьбу против Белинского, но благотворное влияние критика, преодолевшего все преграды, воздвигнутые его литературными врагами, продолжало расти. Ленину идеи Белинского сделали его дорогим «каждому порядочному человеку в России».

Представляя наиболее передовую для своего времени идеологию, проникнутый глубочайшей верой в огромную силу своего народа, видя будущее, Белинский был исследователем, Колумбом таких истин и суждений, которые оставили неизгладимый след на всем последующем развитии прогрессивной критики. , эстетика, теория и история литературы. И не только русский. Он всемирно известный критик и играет мировую роль. Он первым в Европе представил концепцию критического реализма. В той или иной интерпретации многие теоретические положения Белинского были включены в основной фонд марксистско-ленинской науки. Таким образом великий критик на протяжении веков приобретал значение современников. Его определяющие методологические принципы, исторические и литературные суждения, эстетические оценки и, наконец, стилистическая оригинальность и мастерство остаются показателем к действию в создании социалистического искусства.

Впервые он напечатан в Большой Советской Энциклопедии, т. V, М. 1927, как заключительная часть статьи о В. Г. Белиньском. Перепечатка из текста книги.

Значение Белинского в истории русской общественной мысли огромно. Это также не теряет своей непосредственной актуальности для нашего времени, поскольку многие элементы идеологического мира Белинского являются прямым живым генезисом определенных частей нашего нынешнего мировоззрения. Российское общество вышло из стагнации благодаря постепенному увеличению в странах Соединенных Штатов сначала торгового капитала, а затем и промышленного капитала. Капитал связал Россию с Европой и повел ее по пути известной европеизации.

Дворянство, больше всего заинтересованное в сохранении старого порядка, в некоторых частях вышло из застоя. Его интересовал прогресс в сельском хозяйстве и развитие хлебобулочной промышленности. На этой основе было возможно возникновение и рост антикрепостнических тенденций. Вслед за этим дворянство начало видеть как внешние формы, так и определенные идеи европейской культуры, которые, в свою очередь, сильно развивались в зависимости от развития капитализма, который здесь приобрел гораздо более зрелую форму. Дворянская оппозиция, завершившаяся декабрьским восстанием, была проявлением этого возрождения дворянского класса под влиянием капитализма. Падение декабрьского движения, которое в молчании народных масс показало силу реакционной части дворянства во главе с бюрократией, заставило прогрессивную мысль на время замкнуться в себе. В 1930-х и частично в 1940-х годах развитая знать занималась моральными и философскими поисками. Но лучшие представители знати, особенно продвинутая молодежь, перестроили самодовольные и философские круги в круги утопического политического протеста. Из этих кругов вырвалась живая мысль, цеплявшаяся за тиски такой молодежи, как Огарев и Герцен, стремящаяся сформулировать свои противоположные идеи идеям утопического социализма (сенсимонии), заимствуя самые передовые идеалы из Западной Европы.

Читайте также:  Девушка спела в церковном хоре «краткий анализ стихотворения Блока по плану; идея, история восстания

Хотя самодержавие сопротивлялось европеизации страны, оно спонтанно продвигалось вперед благодаря безудержному развитию капитализма. Это заставляло назначать из рядов различных, то есть верхних слоев трудоспособного населения, людей, которые должны были укреплять ряды различных «слуг» государства. Многие люди, желающие получить высшее образование, а также заниматься научной, художественной и общественной деятельностью, поднялись снизу вверх. Здесь тоже можно встретить великих персонажей. Если среди этих людей мы часто находим много тихих типов, то нельзя было не ожидать появления среди них наиболее решительных протестантов. Люди, близкие к родным, подавленные полицейским самодержавием, быстро заражались оппозиционными настроениями развитых дворянских кругов, но не принадлежащих к правящему классу, несравненно более болезненно осознавая всю тяжесть социальной пирамиды общества. самодержавия, они, безусловно, должны были пойти в своем протесте гораздо дальше, чем развитое дворянство, но при этом представляли прямую большую опасность в силу большего общения с массами.

Если такие люди, как Полевой и Надеждин, стоят на грани резкости и противостояния, то Белинский – первый китаец, сыгравший в этом классе более или менее ту же роль великого коллекционера своей силы, какую Пушкин играл для знати.

Белинский тоже был не чужд всем хорошо известным колебаниям. Со свойственной ему страстью, сделавшей его типичным представителем этой жаждущей знаний свежей волны, Белиньский влюбился в идеи прогрессивного дворянства, которые он нашел в общине. Шеллингианство, противопоставление смутных, но светлых идеалов суровой реальности – весь этот метафизический обитель прекрасных душевных личностей посреди печальной судьбы реальности восхищал Белинского. С удивительной силой, на которую не был способен даже лучший дворянин, он противопоставил этот благородный «мир истинной красоты» бездушному казарменному государству и буржуазному образу жизни. Правда, на этом этапе развития он не решался сформулировать свою идею социально и политически, но суть идеализма Белинского сводилась к этому судорожному бегству из болезненной реальности в «локальную сферу свободы». Но даже если друзья Белинского, дворянство, не могли опираться на эти мечты, если им нужно было выйти из противостояния идеала и реальности, чтобы взглянуть на эту реальность и участвовать в ней, это было, конечно, для Белинского еще естественнее.

Когда Михаил Бакунин открыл путь к реальности в гегелевской философии, Белинский последовал за ним с неистовым энтузиазмом. Но и Бакунин, и Белинский понимали гегелевскую позицию относительно рациональности реальности извращенно, или, скорее, так, как ее понимала реакционная часть гегельянцев. Белинский с радостью констатирует, что сочная, жесткая, живая реальность на самом деле права, что власть дает право с ней, что вы должны поклониться реальности, окунуться в нее, стать ее стихией, и только тогда вы перестанете парить в воздухе и мучаю ваше отстраненное отношение. С героической решимостью Белинский превращает эфемерный рай идеалистических холлов в реальность, пусть даже чрезвычайно суровую. Конечно, Белинский делает все, чтобы эту суровую действительность приукрасить, сделать ее более-менее приемлемой для него. Но очень быстро Белинский оценил все отталкивающие стороны приукрашивания самодержавной действительности и с ужасом отвернулся от веры в нее. Сначала он вернулся к чистому индивидуализму, заявив, что судьба человека кажется ему гораздо важнее любых исторических элементов или событий. Но это был просто сильный, естественный отход от ложного пути. Белинский сразу же начинает искать возможность стать активным элементом той же реальности, стремясь преодолеть ее иррациональные стороны. Гегель теперь открывает ему свою истинную диалектику. Вместе с Фейербахом Белинский приходит к осознанию материалистической сущности действительности и скрытых в ней противоречий. Он начинает примириться с тем фактом, что быть человеком реальности не означает поклоняться ей, но часто означает бороться с ней. Романтическая, бесплодная борьба будет такой борьбой с реальностью, которая не основана на силах развития, присущих самой реальности, и Белинский с проницательностью, достойной предшественника марксизма, пытается найти в российском обществе силы и тенденции, которые могли бы быть используется в борьбе с инертными силами.

Читайте также:  Тема урока: Подготовка эссе

Однако во времена Белинского это было непросто. Белинский не поддался всеобщему самообману народника. Хотя он видел в крестьянине практичного, трезвого, трудолюбивого человека, который, по его мнению, очень легко мог освободиться от религиозной глупости (Белинский упоминается в знаменитом письме Гоголю 2), но все это привело Белиньского только к полагают, что крестьянин был бы таким… сказать, отличным объектом для дальнейшей работы над ним; Однако Белинский не верил в настоящую революционную силу крестьян – даже в их силу как решающего союзника в борьбе разнородной интеллигенции против старого строя. Вместе с немногими мыслителями того времени Белинский пришел к выводу, что Россия должна пройти через школу капитализма. Очевидно, Белинский никогда не исповедовал идеологию капитализма, но в невысказанной и, возможно, даже не разработанной форме он указывал на необходимость поднять Россию до уровня европейских стран за счет развития в ней буржуазии как условия для дальнейший политический и социальный прогресс.

Чрезвычайно важен в жизни, чувствах и взглядах Белинского его решительный революционизм. Белинский считал наиболее решительные формы революции приемлемыми и симпатизировал якобинцам и их террору. Это особенно заметно в известной сцене, описанной Герценом, когда Белинский, дрожа от волнения, бросил новый аргумент в лицо сбитым с толку спорщикам – аргумент гильотины.

Смерть прервала развитие Белинского прямо посередине. Несомненно, если бы он прожил дольше, он подошел бы к марксизму ближе, чем его непосредственные преемники Чернышевский и Добролюбов.

Все это дает нам основания рассматривать Белинского как социального и политического мыслителя, одного из прямых предшественников коммунизма, конечно, если мы рассматриваем этих предшественников в условиях российской действительности.

В связи с положением дел в николаевской России Белиньскому редко удавалось прямо выражать свои общественно-политические идеи. Прежде всего, Белинский был литературным критиком: не столько в отношении явлений жизни, сколько в отношении их своеобразного отражения в литературе, Белинский должен был выражать свои идеи для других и развивать их для себя. Вполне возможно, что при других условиях Белиньский был бы больше журналистом, чем литературным критиком.

В условиях милиции литература стала одним из основных проводов общественной мысли и приобрела значение главного рычага общественного мнения в России. Белинский смог способствовать проявлению сил литературы, открывая их истинную сущность и превращая их в живые социальные идеи.

Большая литературная чуткость Белинского больше всего способствовала этой роли в русской журналистике. За исключением рано умершего Добролюбова, в истории нашей критики нет человека, который так редко ошибался бы в оценке отдельных литературных явлений. Между тем формальная оценка литературного произведения имела в то время большое значение. Надо было научить писателя писать, а публику читать. Литература может оказать сильное влияние на общество только в том случае, если литературное произведение сочетает в себе глубокие и, более того, необходимые на данном этапе общественного развития мысли и формы выражения, которые были бы поистине художественными, то есть непосредственно захватывающими читателя.

Оцените статью
Добавить комментарий