Иосиф Бродский – один из самых молодых лауреатов Нобелевской премии по литературе (Бродский)

Иосиф Бродский – один из самых молодых лауреатов Нобелевской премии по литературе (Бродский).

«Иосиф Бродский один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы»

Иосиф Бродский – один из самых молодых лауреатов Нобелевской премии по литературе (он получил ее в возрасте 47 лет). Его творчество высоко ценится уже четверть века. Он был не только признанным лидером русскоязычных поэтов, но и одной из важнейших фигур современной мировой поэзии, его произведения были переведены на все основные языки мира.

Жизнь Бродского полна драматических событий, неожиданных поворотов и мучительных поисков своего места. Поэт родился и вырос в Ленинграде. Его первые шаги в поэзии связаны с городом на Неве. В начале 1960-х Анна Ахматова назвала Бродского своим литературным преемником. А в будущем это была надежда на новый расцвет русской поэзии, сравнивая его с масштабами таланта Мандельштама. Тема Ленинграда занимает значительное место в ранних произведениях поэта Станса «Станса в город», «Остановка в пустыне». Начало Stansów характерно:

Ни страны, ни погоста.

Я не хочу выбирать

На Васильевский остров.

Я приду умереть.

Однако в зрелых произведениях поэта, в произведениях, написанных в эмиграции, тема Ленинграда появляется эпизодически.

Я родился и вырос на балтийских болотах,

Рядом с серыми цинковыми волнами, которые всегда были

И вот откуда берутся все рифмы.

он проливается между ними, как мокрые волосы…

Часто тему Ленинграда косвенно передает поэт. Эта имперская тема, столь важная для зрелого Бродского, своими истоками связана с жизнью в бывшей столице Российской империи. Подчеркнутая аполитичность стихов Бродского резко контрастировала с принципами официальной литературы, поэт был обвинен в тунеядстве и приговорен к пяти годам ссылки. Хотя на тот момент (1964 г.) он уже написал около сотни стихотворений. Через полтора года вернулся в Ленинград, много работал, делал переводы. Благодаря этому он усовершенствовал свой поэтический словарь. Но официально он не был признан, его стихи не публиковались, статьи о нем были самыми общими. В 1972 году Бродский был вынужден уехать в США, где он был почетным профессором нескольких университетов. Его сборники стихов последовательно издаются в США: «Стихи и стихи», «Остановка в пустыне», «В Англии», «Конец прекрасного века» … В последние годы жизни Иосиф Бродский все чаще появляется как англичанин. язык автора.

Раннему поэту была свойственна динамика: движение, дорога, борьба. Это оказало очищающее действие на его читателей. Произведения этого периода относительно просты по форме. Граница между ранним и зрелым Бродским приходится на 1965-1968 годы. Его поэтический мир замирает, темы конца начинают доминировать, тупик, мрак и одиночество, бессмыслица всех действий:

Делайте все возможное, но не переусердствуйте!

Но даже подумай об этом

Как его бессмертие.

Есть мысль об одиночестве, друг мой.

В этот период лейтмотивом творчества поэта становятся любовь и смерть. Но у Бродского нет любовной лирики в традиционном понимании. Любовь оказывается чем-то хрупким, мимолетным, почти нереальным.

Однажды ночью…

Ты вернешься усталым и истощенным,

И я увижу сына или дочь

Он пока никак не назван.

Я не повернусь к выключателю и уйду.

Я не могу дотянуться, я не могу

Оставь тебя в этом царстве теней

Тихо, перед живой изгородью дней,

Владение, в зависимости от внешности,

С моей недоступностью в этом.

Любовь часто рассматривается через призму смерти, а сама смерть очень конкретна, материальна и неизбежна:

Это абсурд, ложь:

Череп, скелет, коса.

Смерть придет, у нее будут твои глаза.

Поэзия Бродского возрождает философские традиции. Своеобразие философской поэзии Бродского проявляется не в рассмотрении той или иной проблемы, не в выражении той или иной мысли, а в выработке особого стиля, основанного на парадоксальном сочетании крайнего рационализма, стремления к почти математической точности выражения с идеей наиболее интенсивная образность, что означает, что логические конструкции становятся частью метафорической конструкции, которая является звеном в логической организации текста. Оксюмороны и противопоставления противоположностей вообще характерны для зрелого Бродского. Разрывая штампы и привычные сопоставления, поэт создает свой уникальный язык, не соответствующий общепринятым стилистическим нормам, в котором на равных встречаются диалектизма и клерикализмы, архаизмы и неологизмы и даже вульгаризмы. Бродский разговорчив.

Его стихи необычайно длинные для русского поэта; Если Блок считал оптимальным размером строки 12–16 строк, то у Бродского обычно строк 100–200 и более. Фраза из 20-30 и более строк, от строфы до строфы, также очень длинная. Для него важен сам факт разговора, преодоления пустоты и тупости, даже если нет надежды на ответ, даже если неизвестно, услышит ли кто-нибудь его слова.

Они влетели в ковчег

не возвращаясь в ковчег, он доказывает

Вся вера – не что иное, как односторонняя почта.

Поэт сравнивает свою работу со строительством Вавилонской башни и Башни слов, которые никогда не будут завершены. В творчестве Бродского мы находим парадоксальное сочетание эксперимента и традиционализма. Этот путь, как показала практика, не ведет в тупик, а находит своих новых последователей.

Ранняя смерть поэта прервала его жизненный путь, а не путь его поэзии в сердца все новых поклонников. С незапамятных времен в этих стихотворениях легко увидеть судьбу самого Юзефа Бродского. Его выслали из России в рамках третьей волны эмиграции. Он был удостоен Нобелевской премии и умер в достатке и чести. Но мне было интересно, все ли сложилось хорошо в его жизни, которая однажды повернула налево, а затем повернула направо. Поводом для этого вопроса, конечно же, послужило то обстоятельство, что Бродский – поэт, а поэты, как известно, переживают разлуку с родиной более трагично, чем другие творческие личности. Не думаю, что Бродский – исключение. Я внимательно читаю его избранные тексты, опубликованные в Москве в 1990 году. Я неожиданно понял, что тема его трагических отношений с родиной беспокоила его задолго до эмиграции. Например, в 1961 году он пишет:

Читайте также:  Очерк: Тема семьи и домашнего очага в "Белой гвардии Булгакова"

Возвращайся на родину. В этом случае.

Посмотри вокруг, кому еще ты нужен

Кто теперь будет твоим другом.

# Когда вернешься, купи себе ужин

♪ Сладкого вина ♪

# Посмотри в окно и немного подумай

d Это твоя вина, только твоя вина d

И хорошо. спасибо. слава богу.

Я процитировал это стихотворение о России, а именно о так называемой «малой родине», которой может быть регион или село, чтобы сравнить его со стихами о России, написанными Бродским в изгнании. То есть в ситуации, когда сама Россия становится для поэта чем-то вроде малой родины.

В этом стихотворении классически выражена его любовь к Родине. Есть даже отголосок «Возвращения Есенина на родину», где появляются такие строки: Куда пойти, с кем поделиться, печальная радость, что я был жив… Поэт подчеркнул все самое главное: подумай, кому ты нужен. а не наоборот, винить во всех неурядицах в жизни себя, а не Родину, и в конце концов благодарить Бога за добро, а не за счастье. Но в других строках того же стихотворения вспыхнуло откровение:

… как хорошо быть одному на свете.

Прогуливаясь от шумного вокзала…

Хорошо вернуться на родину,

Запечатлейте себя в нераскрытых словах.

После прочтения этих стихов не остается камня на камне от классического преклонения перед родиной. Лирический главный герой воспринимает родину абстрактно. Больше всего ценит свое одиночество. И мысленно лаская свою Родину словами, он перемещается в другие пространства, мечтая о других переменах в своей судьбе.

Таким образом, Бродский потерял привычную и поверхностную поющую родину, с которой мог разговаривать по телефону. Взамен он принял Россию Бунина, Ходасевича и других великих русских писателей, которые в изгнании могли позволить себе говорить со своей родиной с определенной суровостью и даже с сарказмом. Показательно в этом отношении стихотворение Бродского о своей родине:

ПРИМЕЧАНИЯ ДЛЯ ЭНЦИКЛОПЕДИИ

Это красивая и бедная страна.

Пляжи на запад и восток.

Два океана. Горы посередине

Леса, известняковые равнины

И хижины крестьян На юге джунгли

С руинами великих пирамид

На Севере плантации, ковбои,

Неосознанно переезжает в Соединенные Штаты.

Что позволяет перейти к торговле.

Как видите, чувство родины у поэта кардинально изменилось в энциклопедическом направлении. Энциклопедия известна тем, что содержит только исторически значимые детали. И вот в поэзии Бродского провинциальный российский вокзал и Бормоты, как называют обычное вино, заменяются горами, равнинами, океанскими пляжами, руинами пирамид и даже новыми экономическими отношениями с США.

Свое новое откровение автор сознательно скрывает за словами. Бездумный читатель может даже не догадаться, что это стихотворение о России. Например, к такому экспорту из этой страны, как цветные металлы и изделия народных мастеров, поэт добавляет для маскировки кофе и марихуану. Затем рассчитывается история страны. История страны печальна, нельзя сказать, что она уникальна, золотоордынский комплекс, сегодня это республика. Над президентским дворцом развевается трехцветный флаг, прекрасна Конституция. Текст со следами сильного хеседа диктаторов и т. Д. Читатель после этих пояснений не сомневается, что эта страна – Россия, но чувствует себя там несчастным аборигеном. Строка заканчивается следующими строками:

… в грядущем населении,

Нет сомнений, что он будет расти. Пеон
“по-прежнему будет мотыгой махать…

Под жарким солнцем Человек в очках

Собираюсь посмотреть на Маркса в кафе.

И ящерица на валуне

“и ящерица на валуне, взлетает в небо…

Космический аппарат полетит.

Так изменилась родина Бродского, когда он нес на своих плечах бремя эмиграции. Но когда читатель прочитает, к какому году приурочено это стихотворение, он будет поражен и восхищен пророческим гением Бродского. Текст написан в 1975 году. Это за десять лет до перестройки! И мы узнаем в стихах поэта о своей Родине все приметы сегодняшней России: триколор, торговля культурными ценностями и даже ностальгия по вчерашнему коммунисту. По отношению поэта-эмигранта к своей родине можно узнать больше правды о ней, чем по поэтам, живущим поблизости. Возможно, это закономерность. Пока мир раздирают противоречия, взгляд независимого человека всегда будет видеть больше нашего будущего и настоящего. Точно так же, как это сделал лауреат Нобелевской премии поэт Иосиф Бродский.

Читайте также:  Аргументы в пользу эссе 15

Иосиф Бродский

Иосиф Бродский

Иосиф Бродский родился в Ленинграде 24 мая 1940 года в еврейской семье. Его отец Александр Иванович Бродский (1903-1984) был фотожурналистом, мать Мария Моисеевна Вольперт (1905-1983) была бухгалтером. Его раннее детство прошло во время войны, блокады, послевоенной нищеты и смятения. Эстетические взгляды Бродского сформировались в Ленинграде в 1940-1950-е годы. Неоклассическая архитектура, сильно пострадавшая от бомбардировок, бесконечная панорама Петербурга, вода, множество отражений – мотивы, связанные с этими впечатлениями детства и юности, неизменно присутствуют в его работах. В возрасте менее шестнадцати лет, окончив семь классов и перейдя в восьмой, Бродский бросил школу и поступил на фабрику в качестве подмастерья. Это решение было продиктовано как проблемами в школе (прежде всего, антисемитизмом одного из учителей), так и желанием Бродского материально поддержать семью. После неудачной попытки поступить в школу подводного плавания Бродский несколько лет проработал помощником прозектора в морге провинциальной больницы (надеясь попасть на медицинский факультет), курильщиком в котельной, матросом на маяке и в качестве работника геологической экспедиции. При этом Бродский много и хаотично читал – в основном стихи и философскую и религиозную литературу, он начал изучать английский и польский языки.

По его собственным словам, Бродский начал писать стихи в восемнадцатилетнем возрасте, но несколько стихов относятся к 1956–1957 годам. Одним из решающих импульсов было знакомство с поэзией Бориса Слуцкого. «Паломники», «Памятник Пушкину» и «Рождественский романс» – самые известные из ранних стихотворений Бродского. Многие из них явно музыкальны, например, в стихотворениях «От периферии к центру» и «Я сын окраин, сын окраин, сын окраин…» можно увидеть ритмические элементы. джазовых импровизаций. Цветаева и Баратынский, а через несколько лет Мандельштам, по словам Бродского, оказали на него решающее влияние. Из современников Евгений Рейн, Владимир Уфлянд, Станислав Красовицкий. Позже Бродский называл своими величайшими поэтами Одена и Цветаеву, затем Кавафиса и Мроза, а в конце своего личного канона поставил Рильке, Пастернака, Мандельштама и Ахматову. Последний был представлен Бродскому лично Райном в 1961 году. Юзеф становится одним из сирот Ахматовой.

В 1962 году Бродский познакомился с молодой художницей Мариной (Марианной) Басмановой. Первые строчки с посвящением «М. Б.». – «Я обнял эти руки и посмотрел…», «Нет тоски, нет любви, нет печали…», «Пазл для ангела» датируются тем же годом.

В 1963 году в газете «Белый Ленинград» была опубликована статья «Околитературный дутник» за подписью Лернера, Медведева и Ионина. В статье Бродский отмечен «паразитическим образом жизни». Из трех цитат, приписываемых Бродскому авторами стихотворений, две взяты из стихотворения Бобишева, а третья, из стихотворения Бродского «Шествие», является концом шести строк, первая половина которых была обрезана.

Было очевидно, что эта статья была сигналом о преследовании и, возможно, аресте Бродского. Однако, как утверждает Бродский, больше, чем клевета, потом арест, суд, приговор, его мысли тогда были заняты разрывом с Мариной Басмановой. В этот период происходит попытка самоубийства.

13 февраля 1964 года Бродский был арестован. 14 февраля у него случился первый сердечный приступ. Позже Бродскому поставили диагноз пиодермия – болезнь, постоянно напоминавшая поэту о смертности (что не мешало ему оставаться заядлым курильщиком). Отсюда, по большей части, «Привет, мое старение!» в 33 года и «Что я могу сказать о жизни? Который оказался долгим» в 40 лет: это не позерство; с диагнозом поэт действительно не был уверен, доживет ли он до своего дня рождения.

Два заседания процесса Бродского были расшифрованы Фридой Вигдоровой и составили содержание Белой книги, которую она опубликовала сама. Свои показания все свидетели обвинения начали со слов «Я не знаю Бродского лично…», повторяя образцовую фразу о преследовании Пастернака: «Роман Пастернака не читал, но осуждаю». Бродский был приговорен к максимальному наказанию, предусмотренному указом, – пяти годам принудительных работ в отдаленной местности. Был сослан в Коносанский район Архангельской области и поселился в станице Норенская. В интервью Волкову Бродский назвал это время самым счастливым временем в своей жизни. Именно в изгнании Бродский изучил английскую поэзию, в том числе и Wristan Auden:

Помню, как сидел в маленькой хижине, смотрел в квадратный иллюминатор на мокрую сырую дорогу, по которой бродили куры, и наполовину верил тому, что я только что прочитал… Мне просто не хотелось верить, что в 1939 году английский поэт сказал: «Время (…) чтит язык», и мир остался прежним.

Суд над поэтом коснулся правозащитного движения в СССР и за рубежом. Через полтора года приговор был отменен под международным давлением (в частности, после обращения Жана Поля Сартра и ряда других зарубежных писателей к советскому правительству).

В своих интервью Бродский сопротивлялся навязываемому ему образу борца с советской властью – особенно американскими интеллектуалами. Он утверждал, среди прочего: «Мне повезло во всех отношениях. Другие люди получили гораздо больше, им было намного труднее, чем мне. И даже:« … Я думаю, что я действительно заслужил все это »(Интервью между Иосифом Бродским и Петер Вайль) В «Диалогах с Иосифом Бродским» Саломона Волкова Бродский сказал о записи процесса Фриды Вигдоровой: «Это не так уж интересно, Соломон. Поверьте мне »(« Диалоги с Юзефом Бродским »), на что Волков выражает возмущение:

Читайте также:  Очерк на Новый год 🎄 (6 сочинений)

SV: Теперь, оглядываясь назад, вы так спокойно об этом судите! И, пожалуйста, простите меня, вы таким образом упрощаете важное и драматическое событие. Почему?

ИБ: Нет, я не выдумываю! Я говорю об этом так, как действительно думаю! И вот о чем я тогда думал. Не хочу все это драматизировать!

12 мая 1972 года Бродского вызвали в Ленинградское отделение милиции и перед ним встал выбор: эмиграция или «жаркие дни», то есть тюрьмы и психиатрические больницы (Большая книга интервью, стр. 29). В то время Бродскому пришлось дважды провести несколько недель в психиатрических больницах, что было для него гораздо страшнее, чем тюрьма и ссылка. Решив эмигрировать, поэт попытался как можно дольше отложить свой отъезд, но, возможно, из-за визита Никсона в Советский Союз власти хотели как можно скорее выслать его. 4 июня Бродский уехал из Ленинграда в Вену. Там, в Австрии, он был представлен В. Одену, по приглашению которого он впервые участвовал в Poetry International в Лондоне в июле 1972 года. С сожалением можно было сказать, что Бродский недостаточно овладел английским языком. Разговор с Оденом сводился к однообразным вопросам. Во время этого же визита поэт встретился также с Исайей Берлином.

Через месяц он начал работать приглашенным профессором на кафедре славистики Мичиганского университета в Анн-Арборе: читал лекции по истории русской литературы, русской поэзии ХХ века и теории стихотворений. В 1981 году переехал в Нью-Йорк. Даже не окончив среднюю школу, Бродский работал в шести университетах США и Великобритании, включая Колумбийский и Нью-Йоркский университет. Продолжая писать по-английски, «чтобы быть ближе к (…) Одену», он получил широкое признание в академических и литературных кругах США и Великобритании, а во Франции был награжден Орденом Почетного легиона. Занимался литературными переводами (например, перевел на русский пьесу Тома Стоппарда «Розенкранц и Гильденстерн мертвы») и на англо-русский стихи своего коллеги из эмиграции Набокова.

В 1986 году сборник эссе Бродского «Меньше одного», написанный на английском языке, был назван лучшей критической книгой года в США. В 1987 году Бродский был удостоен Нобелевской премии по литературе за «разностороннее творчество, проникнутое ясностью мысли и поэтическим блеском». В Стокгольме, когда один из собеседников спросил, считает ли он себя русским или американцем, Бродский ответил: «Я еврей, русский поэт и английский публицист». Бродский также был лауреатом стипендии Макартура, Национальной книжной премии и был выбран Библиотекой Конгресса в качестве поэта-победителя Соединенных Штатов.

Родители Бродского 12 раз обращались за разрешением на свидание с сыном (вместе или по отдельности), но даже после операции на открытом сердце в 1978 году и официального письма из клиники с просьбой разрешить приехать в США для ухода за больным сыном, они были отказалась. Мать Бродского умерла в 1983 году, а отец – чуть более года спустя. Каждый раз Бродского не пускали на похороны. В 1986 году создано «Представление». Мысль о тебе исчезает, как деградировавший слуга… »(1985). (1985),« Памяти моего отца: Астралия »(1989) и эссе« Полтора мира »(1985).

С началом перестройки в СССР стали появляться стихи Бродского, литературные и публицистические статьи о поэте. Его книги начали появляться в 1990-х годах. В 1995 году во время правления мэра Собчака Бродскому было присвоено звание почетного гражданина Санкт-Петербурга. Затем последовали приглашения на Родину. Бродский отложил свой визит: его смутила огласка такого события, празднования и внимание СМИ, которое будет сопровождать его визит. Одним из его последних аргументов было: «Лучшее во мне уже есть – мои стихи» (эта цитата может быть неточной). Тема возврата и неудачи присутствует в его стихах девяностых годов, особенно в стихотворениях «Список до оазы» (1991), «Итака» (1993), «Мы жили в городе цвета окаменевшей водки…» . (1994), а в последних двух как будто возвращение действительно произошло.

В 1990 году Бродский женился на русско-итальянском переводчике Марии Содзани. Он говорил по-английски с их совместной дочерью.

Бродский умер во сне от сердечного приступа 28 января 1996 года в Нью-Йорке. Похоронен по завещанию в любимом после Санкт-Петербурга городе в Венеции, на кладбище Сан-Микеле. В 2004 году близкий друг Бродского, лауреат Нобелевской премии Дерек Уолкотт написал стихотворение «Блудный сын», в котором много раз упоминается Бродский. В ноябре 2005 года во дворе филологического факультета Санкт-Петербургского университета открыли первый в России памятник Бродскому по проекту Ч. Симуна.

Важнейшими темами в творчестве Бродского были речь (стихи) и время: «Просодия – это изменение структуры времени внутри языка» (очерк «Муза зовет» в сборнике «Меньше единицы»).

Оцените статью
Добавить комментарий