«Трудящиеся» – это и толпа, и апостолы новой веры

«Трудящиеся» – это и толпа, и апостолы новой веры.

Как выражается авторская позиция в поэме А. Блока «Двенадцать»?

Авторская позиция видна в «Двенадцати» не только в отдельных стихах, лозунгах или призыве, но и в «построении» общей судьбы двенадцати, в характере и внутреннем смысле пути, которым идут герои на страницах Стихотворение. Их движение к финалу, их переход от старого мира к новому говорит об их становлении как героев новой эпохи.
Для самого Блока путешествие героев по улицам города так же важно и познавательно, как и для двенадцати «апостолов», главных героев его стихотворения.

0 человек смотрели эту страницу. Зарегистрируйтесь или войдите в систему и посмотрите, сколько людей из вашей школы уже обманули это эссе.
Смотрите также работу «Двенадцать»:

Александр Блок – автор первого советского революционного стихотворения «Двенадцать». За двадцать лет поэзии Блок прошел долгий и трудный путь, в ходе которого он все больше и больше убеждался в том, что России предстоит пройти серьезные испытания и потрясения.
Поэт тепло приветствовал революцию и приветствовал ее в своем стихотворении. Он выражает не единичный или случайный взгляд Блока на происходящее, а систему взглядов в ее особенном поэтическом преломлении.

Блок показывает революционный элемент как бессознательную слепую силу, разрушающую не только ненавистный старый мир, но и обычные человеческие отношения. В этом вихре умирает героиня поэмы Катька, но даже Петька не имеет права оплакивать ее: «Сейчас не время / баловать тебя!».

Поэт понимает, что старый мир ушел в вечность и возврата к нему нет. Сама стихия своим пронзительным ветром на стороне разрушителей:

Дует метель,

О вьюга, о вьюга!

Мы не можем видеться.

Читайте также:  Собачье сердце, "Сочельник сказки" (основные сюжеты повести М. Булгакова)

В четырех шагах от нас!

Снег катится как воронка

Снег вздыбился, как столб…

Критики обвиняли Блока в том, что он видит в революции только деструктивные, а не созидательные силы. Да, «Двенадцать» – самое загадочное стихотворение Блока, невозможно четко объяснить позицию автора.

Обратите внимание на заключительные строки первой главы:

Черное, черное небо.

Зло, грустное зло!

Черная злоба! Святая злоба…

Кому они принадлежат? Кто спрашивает: «Хлеб!»? Кто гонится за бродягой: «Входите!»? Чей гнев «кипит в его чреве»? Кто звонит: «Товарищ! Осторожно!»? Кто наконец задается вопросом: «Что нас ждет?» Этот вопрос является центральным для понимания позиции Блока, выраженной в этом стихотворении. Кто вообще повествует, выстраивая образы, намеки и восклицания в такой последовательности? Здесь мы имеем дело с чем-то близким к центральной проблеме стихотворения – проблеме авторского голоса.

Где автор в Двенадцати? Как его найти? Некоторые в литературе о Блоке считают, что многое из того, что изображено и сказано в стихотворении, исходит не столько от автора, сколько от жизни, от времени, когда поэт появляется не как рассказчик, а как свидетель, который описывает это. , что он слышал и видел. Поэма основана на своеобразном, ином восприятии происходящего в России, а также представлениях о нынешних героях эпохи. Попытка разделить эти восприятия – это нарушение «живой ткани работы».
Это знаменитое начало второй главы – появление героев на страницах стихотворения: «Идет ветер, снежные хлопья / Идут двенадцать человек». Читатель не сомневается, что это авторский текст. Эта уверенность подтверждается строками: «Черные пояса винтовок, / Вокруг – фонари, фонари, фонари…». Но кому принадлежат такие ответственные слова, как: «В зубах – сигарета, помятый колпачок, / На спине должен быть бубновый туз!». Блоку? Может для него. Характеристика героев как зэков (бубновый туз!) Требует от нас особого внимания, если это слова автора. Но если они не автор, то кто это?

Читайте также:  Эссе Мое любимое животное - кошка

Сомнения непреодолимо растут, когда вы читаете текст. Следующие строки явно уже не авторитетны: «Свобода, свобода, / Эх, эх, без креста!». Внезапно в стихотворении появляется тема религии, но кто ее там поставил? Здесь всего два слова – свобода и крест. Эти две строчки мы можем вложить в уста героев, хотя прямой речи Блок не употребляет. Образуется «фьюжн», в котором вы слышите много голосов одновременно.

Сразу после строчки о свободе «без креста» есть что-то непонятное: «Тра-та-та-та!». Либо имитация выстрелов, либо своего рода профанация. Но, по крайней мере, это далеко не «авторская речь».

В стихотворении нет единой и окончательной характеристики персонажей, Блок сознательно и открыто ее избегает. «Трудящиеся» – босые и одновременно апостолы новой веры.

Авторская позиция видна в «Двенадцати» не только в отдельных стихах, лозунгах или призыве, но и в «построении» общей судьбы двенадцати, в характере и внутреннем смысле пути, которым идут герои на страницах Стихотворение. Их движение к финалу, их переход от старого мира к новому говорит об их становлении как героев новой эпохи.

/ Сочинения / Блок А. А. / Двенадцать / Как выражается авторская позиция в поэме А. Блока «Двенадцать»?

Для самого Блока путешествие героев по улицам города так же важно и познавательно, как и для двенадцати «апостолов», главных героев его стихотворения.

Как выражается авторская позиция в поэме А. Блока Двенадцать?: сочинение

Оцените статью
Добавить комментарий