Валерий Яковлевич БРЮСОВ – ПРЕДСТАВИТЕЛИ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ – ЛИТЕРАТУРА СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА – Каталог файлов

Валерий Яковлевич БРЮСОВ – ПРЕДСТАВИТЕЛИ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ – ЛИТЕРАТУРА СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА – Каталог файлов

Сочинение на тему мой любимый поэт серебряного века брюсов

Мой любимый поэт серебряного века – Валерий Брюсов

(377 слов) Мне нравятся поэзия Серебряного века за ее манящую новизну. Тогда на поэтическую сцену вышли совершенно новые художники пера, и каждый из них привнес в литературное творчество что-то свое. Классические образцы литературного слова обогатились другими направлениями и темами, размерами и значениями. Но у каждого читателя есть фаворит на модернистской сцене, и мой выбор – Валерий Брюсов.

Мое предпочтение объяснимо, потому что Брюсов не только новатор, но и человек, сумевший сохранить лучшее из классиков русской литературы. Он богатый наследник Пушкина, Лермонтова, Тютчева и других мастеров своего дела. Его стиль не отличается новаторскими формами, но его содержание достойно внимания каждого любителя и ценителя литературного слова. К тому же ему удалось в аккуратных линиях привнести мужественность и строгость, и в каждой его работе я вижу торжественность и серьезность вдохновившей художника музы.

Моя любимая его работа – «Кинжал». На примере этого стихотворения я могу объяснить, почему я очарован этим автором. Во-первых, он смог переосмыслить классический образ кинжала как отражение судьбы и судьбы поэта. Таким Лермонтов представлял себе мастера художественной литературы. Поэма Брюсова унаследовала метрику, ритмичность и образность от своего Поэта. Сходство поэта с кинжалом, противостояние поэта толпе, строгое чередование шестифутовых стихов с мужскими рифмами и пятифутовых стихов с женскими (у Брюсова также все шестифутые стихи странны и имеют мужские окончания. , а полутораметровая и семифутовая – женские окончания) – все это объединяет стихи Лермонтова и Брюсова. Однако на этом общем фоне различия особенно заметны. Если герой Михаила Брюсова отказался от своего долга и походил на бесполезный сувенир на стене, который не служит оружием, а только радует глаз, то в своем потомке поэт почувствовал зов истории, услышал зов грома. и понял свою роль и ответственность перед обществом. В финале он идет на зов своего возраста и вступает в бой, к которому был призван небесный гром. На мой взгляд, активная жизненная позиция Брюсова намного лучше печального осуждения Лермонтова. Меня вдохновляет и мотивирует положительный имидж, а не его упадок и забвение. Поэзия модернистов истекает соками жизни, призывает вперед и не сожалеет об отсутствии призыва.

Так что именно работы В. Брюсова во многом определили мое отношение к жизни. В его стихах рассказывается о сильных героях, которые не боятся работы и своего времени, которые хотят и делают то, что сами взяли на себя. Жизнерадостный дух его стихов помогает преодолевать жизненные препятствия, поэтому мне нравятся его стихи.

Автор: Иван Дронов
Интересно? Сохраните это на своей стене!

Мое отношение к поэзии В. Брюсова

Мое отношение к поэзии В. Брюсова.

Мне кажется, что поэзия Валерия Брюсова отстает от мейнстрима «серебряного века». И сам он как личность резко отличается от своих современников. Он весь городской, кубовидный, крутой, хитрый, очень волевой. Это картина, которую я сложил после прочтения его мемуаров и различных литературных статей, в которых так или иначе фигурировало его имя. Его не любили, как отца Мандельштама, В. Иванова, И. Северянина или Э. Бальмонта. Видимо, в нем было какое-то личное обаяние. Но ведь в городском пейзаже нет очарования. Уверена, что никто не взглянет даже на самый красивый город с такой нежностью, как сельский пейзаж.

Это направление его творчества было подготовлено семейными традициями. Брюсов был воспитан, как он сам вспоминал, «на началах материализма и атеизма». Самыми уважаемыми писателями в этой семье были Н. А. Некрасов, Д. И. Писарев. Брюсова прививали ребенку интерес к естествознанию, самостоятельность взглядов и веру в великую судьбу человека как творца. Такое начало воспитания повлияло на всю жизнь и творческий путь Брюсова.

Индивидуализм и субъективизм стали основой поэтической практики и теоретических взглядов на искусство молодого Брюсова. Тогда он считал, что в поэзии и искусстве личность художника стоит на первом месте, а все остальное – лишь форма. Другой темой Брюсува была тема города, которая пронизывала все творчество поэта. Продолжая и сочетая различные традиции (Достоевского, Некрасова, Верлена, Бодлера и Верхардта), Брюсов фактически был первым русским городским поэтом ХХ века, отразившим обобщенный образ современного капиталистического города. Во-первых, она ищет красоту в лабиринтах города, называет город «сознательным чудом», восхищается «трепетом» людских толп и «святой тьмой» улиц. Но при всей своей урбанистике Брюсов представил город как трагическое пространство, в котором совершались темные и непристойные поступки людей: убийства, разврат, революция и т. Д.

Стихи Брюсова перекликаются со стихами суперурбаниста Маяковского. Брюсов пытается провозгласить разрушение и разрушение городов как извращенные пространства, но ему это удается хуже, чем Маяковский или, например, Блок. Протест против бессердечия городской цивилизации побудил Брюсова задуматься о природе, чего поэт не замечал в своих ранних произведениях. Теперь он ищет целостность и гармонию бытия в природе заблудшего современного человека. Следует, однако, отметить, что его «натуральные» стихи намного уступают городской поэзии.

Читайте также:  Учебно-развлекательный сайт, очерк Тема революции и гражданской войны в творчестве М. Булгакова

Поэзия любви Брюсова с большой художественной силой противостоит растворенному в городе миру пошлости. Его любовные стихи, как и стихи на другие темы, сгруппированы в определенные смысловые циклы – Еще сказки, Баллады, Элегии, Эроты, Непобедимый в битве, Мертвые мелодии и другие. Но мы не найдем в стихах этих циклов мелодичности, душевного восторга, легкости. Для Брюсова любовь всеобъемлющая, возведенная в ранг трагедии, «последней», «героической страсти». После Брусова, как известно, всю его жизнь тянули разные слухи и слухи. Он появлялся в самых шумных ресторанах, имел романы с известными дамами. Во время новых революционных реформ жизнь в городе была довольно неуютной и беспокойной, бедность была обычным явлением. Но Брюсов отнесся к атому со своим обычным сарказмом. Когда-то это было написано не зря:

Красиво, в могуществе великой силы,

Восточный король Ассаргадон

И океан страстей человеческих,

«и океан человеческих страстей…

В поэзии Брусилова город неразрывно связан с его личностью, а в городской трагедии чувствуется трагедия автора, для которого трагедия часто превращается в фарс.

Поэт с живой страстью откликался на все важнейшие события современности. В начале 20 века русско-японская война и революция 1905 года стали предметом его творчества, во многом определив его взгляд на жизнь и искусство. В те годы Брюсов заявлял о своем презрении к буржуазному обществу, но он также не доверял социал-демократии, считая ее нарушением творческой свободы художника. Но Брюсов видел в революции не только стихию разрушения, он воспевал будущий счастливый «новый мир» как торжество «свободы, братства и равенства»:

Поэт всегда с людьми, когда бушует буря,

И песня, и буря – сестры навсегда…

Стихи Брюсова о первой русской революции, наряду со стихами Блока, являются вершиной поэтов начала века на эту тему. Но в годы реакции стихи Брюсова уже не поднимаются до высот жизненного пафоса. Возвращаются старые темы, усиливается нить усталости и одиночества:

Холод, который тайно сковывает тело,

Холод, завораживающий душу…

Все во мне только смерть и тишина,

Весь мир – это просто блок, а в нем луна.

Мечты, не заветные в моем сердце, угасают

Цветы надменной весны умирают…

Но в этот период творчества поэт продолжает прославлять труженика, искателя и творца, верит в грядущее торжество революции. Постоктябрьские стихи Брюсова открывают последний период его литературного пути, представленные сборниками «В такие дни», «Момент», «Дали». Поэт ищет новые художественные формы, чтобы выразить новый поворот своего мировоззрения и воссоздать революционную реальность в искусстве («Третья осень», «К русской революции»).

Оригинальное художественное творчество Брусова не ограничивается поэзией. Зная важнейшие классические и европейские языки, Брюсов активно занимался переводами. Он переводил Метерлинка, Верлена, Гюго, Эдгара По, Верхардта, Райниса, финских и армянских поэтов. В Брюсове, помимо дара художника, был неутомимый дух исследователя, который искал рационалистические «ключи к секретам» самых сокровенных человеческих чувств, пытался понять причины зарождения новых форм в искусстве, логику. их развития. Брюсов внес значительный вклад в русскую культуру, современные читатели благодарны ему за то, что его творчество создало эпоху «Серебряного века», эпоху блестящих достижений отечественной поэзии.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта https://www. coolsoch. ru/.

Сочинение «Поэзия серебряного века»

Мой король! Мой раб! Мой родной язык! Мои стихи подобны дыму от алтаря! Как жестокий вызов – мой крик! В. Брюсов Валерий Яковлевич Брюсов – поэт, организатор и «идеолог» символистского движения. Он установил и развил в своем творчестве особенности символической поэтики, когда художник отвергает социальную ориентацию и ставит во главу угла личное, субъективное начало. Знакомство с миром происходит через внутренний духовный опыт. Реальность отражается в двух плоскостях: реальном и мистическом. Брюсов поэтически обрисовывает свою программу символизма в стихотворении «Молодой поэт»: Бледный юноша с горящими глазами. Сегодня я даю вам три заповеди. Во-первых, примите это: не живите настоящим. Только будущее – удел поэта. Помните второе: не жалейте ни одного человека. Безмерно любите себя. В-третьих, подождите: искусство поклонения. Только ему, безраздельно, бесцельно. Молодой человек, бледный, с встревоженным взглядом! Если ты примешь мои три заповеди. Я паду тихо, как побежденный воин. Зная, что на свете я оставлю поэта. Символ не порождает логических или семантических отношений, а только ассоциативных, поэтому особенность символики становится невыделенной или размытой. В основе стихотворения лежит не событие, а движение души. Из вещей, из объекта, чувства возникает идея. Тень несотворенных существ качается во сне, Как лезвия на эмалевой стене. Фиолетовые руки На эмалевой стене рисунок в хрустящей тишине звучит полусонно. … Тайны сотворенных существ, Он ласкает меня нежно, И тень пятен дрожит На эмалированной стене. («Творчество») Насколько поэтично и красиво творческий процесс? Для поэта очень важны ассоциации, возникающие в результате наблюдения за конкретными предметами. А из реальной жизни рождается почти фантастический пейзаж:. Я вернулся на светлую землю, брожу среди людей как в тумане, слушаю бормотание тарабарщины, смотрю в горящие глаза… В основе стихотворения Брюсова – метафора, создающая образ, символ. Мы видим здесь стремление к великому синтезу человека и красоты. Брюсов стремится отбросить незначительное и приземленное: подсказки, тайные знаки, сложные образы, аллитерацию (игры согласных) и ассонанс (игры гласных). Брюсов использует в своих произведениях сложные эпитеты. Все эти приемы создают удивительную музыкальность стихотворения. Мой дух не устает во тьме противоречий. Мой разум не истощен в тисках смертности. Люблю все сны, люблю все речи, И всем богам посвящаю стихотворение… И странно полюбил тьму противоречий И жадно искал роковые запутывания. Мне милы все сны, мне дороги все речи, и всем богам я посвящаю стихотворение. («Я») Брюсов добивается максимального использования формулировки. Он передает не объект стихотворения, а впечатление, связанное с ним: Если бы я был однажды гостем, Для вас, мои далекие предки, – Вы могли бы гордиться моим другом. Тебе понравится мой глаз… Я буду как все, и буду особенной. Мудрецы встретят меня как сына. Я сделаю им песню, чтобы попробовать, Но из них я пойду в свою свиту.

Читайте также:  Проблема счастья в романе Ковы "Mistrz i Małgorzata"

Своеобразие поэзии В. Я. Брюсова

Школьное сочинение

В конце 1890-х годов в русской литературе появляется новое направление – символизм. Основоположником этого направления считается Валерий Брюсов – поэт, прозаик, переводчик и главный теоретик символизма. Его творчество было настолько новым, необычным, своеобразным, что, хотя оно и вызывало споры в его время, никто не мог остаться незамеченным. Как писатель-символист, Брюсов в своих стихах особое внимание уделял символу, «неопределенной двусмысленности», полутонам. Даже сама личность поэта является загадкой для его современников, что создает определенную ауру таинственности и недоступности всего, что он делал. Его творчество, как и сама жизнь, отражает противоречивые поиски человека, стоящего на рубеже двух веков. Об особенностях его поэтического мира можно судить по тому, как поэт описывает сам процесс творчества:

“Тень несотворенных творений

Тень несотворенных тварей качается во сне,

Как патч-пэд

На эмалированной стене.

На эмалированной стене

Сонные звуки царапины

В звенящей тишине.

«Кто из художников не знает, что в эти минуты в его душе рождаются самые фантастические картины», – писал Брюсов. – Чтобы вызвать такое же настроение у читателя, могу прибегнуть к самым сильным, самым неестественным преувеличениям. «Само понятие символизма описывалось поэтом как« теневая поэзия »в отличие от старой« цветной поэзии ».

Тематика творчества В. Брюсова широка и разнообразна. Здесь и гимн мечтам, и одиночеству лирического героя в современном городе, и традиционная ссылка на древность, и наше собственное восприятие поэзии, жизни и любви. Но независимо от того, о чем писал поэт, самым главным всегда было его желание «вызвать в душе читателя совершенно особое движение», которое он называл «настроениями». В. Брюсов был убежден, что именно символизм должен стать «поэзией теней», «выражать тонкое, едва уловимое настроение», а значит, «как бы гипнотизировать читателя».

Поэт всегда интересовался современными событиями. Первая русская революция 1905-1907 годов, а также Первая мировая война, рост промышленного производства, строительство и расширение городов, одним словом, все социально-экономические изменения, происходящие в стране, оставили неизгладимый след в жизни. его душа. Одной из главных тем поэзии Брусилова была городская тема.

Поэт очень волновался за судьбу и жизнь города. С одной стороны, он был убежден, что этот «хитрый змей с волшебным глазом» манит людей, похищает их души и убивает их, бросая в объятия нищеты и подлости. С другой стороны, он понимал, что современный «стальной», «кирпичный» и «стеклянный» город – это центр науки, искусства и прогресса:

Горящий электричеством луны.

На гнутых, длинных стеблях;

Звонят телеграфные струны

В невидимых и нежных руках.

Можно сказать, что Валерий Брюсов, озабоченный судьбой и жизнью города, считавший, что он, объединив все ужасы цивилизации, «поднимает» нож «над собой» «своим смертоносным ядом», отдавал ему должное. красота, величие, в торжество верили разум и добро:

Я люблю большие дома

И узкие улочки города, –

В дни, когда нет зимы

И осенний холод.

Люблю просторы квадратов,

“Мне нравятся стены, которые их окружают

В час, когда нет фонарного столба

И запутанные звезды сияют

Я люблю город и камни

Читайте также:  Философские вопросы в прозе И

Грохочущий и поющий шум города

Прямо сейчас я глубоко тону в песне

Но в восторге слышу созвучие,

В душе поэта было постоянное желание обновления, ожидание счастливых перемен. Погруженный в романтические мечты, он создавал в своем воображении яркие экзотические образы, нереальные, неожиданные образы. Реальная жизнь, к сожалению, не могла дать ему того настроения, о котором он мечтал. Поэтому, как признавался сам поэт, эти настроения он искал в произведении и создавал «чуждую жизни поэзию», создавая свой мир, стремясь к неземной красоте, вечной любви и высокому искусству:

“Я создал в своих тайных снах

Мир идеальной природы, –

Вот перед ним этот ясень:

Степи, скалы и воды!

Именно красота Брюсов считал источником лучшего, источником истинного вдохновения. И единственное божество, которому может поклоняться поэт, – это творчество. Поэтому он не закрывался от переживания мрачных моментов настоящего, не смотрел с тоской в ​​прошлое. Он пытался приблизить будущее всеми средствами искусства слова и изображения. Тема будущего, космоса все чаще звучит в его стихах («Сын Земли», «Надежды детей» и др.) Настоящее, настоящее и будущее. И все чаще таким звеном снова становится гармония, красота и единство культуры, людей и природы. Мысль о гармонии, счастье и всеобщем единстве заставляет поэта чаще обращаться к античному миру, в котором он нашел торжество добра, милосердия, любви к ближнему и справедливости, жизненных ценностей, которых так не хватает в реальном современном мире. .

Брюсов пытается понять свою жизнь в традициях античности. («Вечная истина идолов», «Последний мир»), личности («Юлий Цезарь», «Ассаргадон») и природа. Обращаясь к древней традиции в описании мира, поэт не только превозносит природу, ее красоту, естественность и гармоничное совершенство, но и пытается проникнуть в тайный смысл простых повседневных явлений. Поэтому весна для Брюсова – символ надежды, мечты и обновления мира:

Хорошо! Пусть не мед, но горечь тайны

Я собрался в чаше существования!

Болезнью души приветствую весну

С песней света, как прежде!

«Как считать моменты сырые», облака проходят над землей, и «вечер в лесной тропинке со всем остальным, далеким, похож». Пейзажные тексты Валерия Брюсова отличаются четкостью, простотой и образностью. Заставляет задуматься о смысле жизни, позволяет проникнуть в тайны мироздания, погружает в небывалое чувство возвышенности, волшебства, красоты и гармонии:

“Волна приходит и уходит

“и в его изгибах песок…

И он снова послушно отступает

«а затем он возвращается вниз с горсткой ракет, брошенных к его ногам».

Как и в описании природы, при описании любовного чувства поэт часто обращается к экзотическим образам и древним традициям. Как и художники далекого прошлого, Брюсов воспевает чувственную любовь, настоящую страсть, пылкие, сильные чувства. Хотя в то же время любовные стихи поэта часто содержат тему гибели и трагедии:

И вы вошли в неугасающий сад

Для отдыха, для сладких развлечений?

Цветы дрожат, трава дышит тяжелее,

Очаровывая всех, каждый выдыхает яд.

День идет. Ваши глаза будут мигать.

Это будет смерть. – И с пеленой лозы

Я закутываю тебя в лиановую пелену.

И все же автор старается видеть красоту, очарование и чудо абсолютно во всем. «Все семь цветов радуги одинаково прекрасны, – писал он, – и все земные переживания – это не только счастье, но и горе, не только восторг, но и боль. Поэт любил жизнь во всех ее проявлениях, он старался постичь, понять, проникнуть в суть всех явлений на земле. Но для своего времени он, его стихи не всегда были понятны, потому что они были необычными, новыми. Сам Брюсов знал об этом, потому что в предисловии к одной из своих книг он написал: «Моя бедная книга. Вы будете подобны сумасшедшему певцу, который вышел на поле битвы, в дыму, под стрелами – только с одной арфой. Некоторые, пробегая мимо, другие вас не заметят, другие оттолкнут вас словами: «Сейчас не время!», третьи будут проклинать вас за то, что у вас нет пистолета в руке. Не отвечайте на эти упреки. правильно: ты не на сегодня. подожди своего часа. И его стихи, книга его жизни, ждали своего часа, терпели упреки, критику и непонимание. Она прошла – светить людям, очаровывать, впечатлять, радовать, вдохновлять, бодрить сердце. И теперь эта книга заняла достойное место на золотой полке классиков русской поэзии.

Если вы хотите понять творчество этого незаурядного человека, вы должны, прежде всего, увидеть в нем поэта, о стихах которого А. Блок писал: «Книга втягивает, жалит, ласкает, плачет. долго и смогу похвастаться и танцевать по комнате, что прочитал все это дело, не все страницы разгадал, не пробил сердце всеми запятыми.

Оцените статью
Добавить комментарий