Ycie i los »(Жизнь и судьба Гроссмана)

Ycie i los »(Жизнь и судьба Гроссмана)

««Жизнь и судьба»»

Основной круг философских проблем в эпосе В. Гроссмана «Жизнь и судьба» – жизнь и судьба, свобода и насилие, законы войны и жизни людей. Писатель воспринимает войну не как столкновение армий, а как столкновение миров, столкновение разных взглядов на жизнь, на судьбы людей и народов. Война выявила основные проблемы современности, выявила основные противоречия эпохи.

В романе две основные темы – жизнь и судьба.
«Жизнь» – это свобода, неповторимость, индивидуальность; «судьба» – необходимость, давление государства, инерция. Комиссар Крымов говорит: «Как странно идти по прямому, острому стрелам коридору. А жизнь – очень запутанная тропа, овраги, болота, ручьи, степная пыль, недоеденный хлеб, идешь на месте, но судьба твоя проста, ты ходить вереницей, коридоры, коридоры, коридоры, коридоры двери ».

Судьба главных героев трагична или драматична. Гроссман видит свободу в героизме. Капитан Греков, защитник Сталинграда, командир безрассудного гарнизона «Дома шестой фракции», выражает не только осознание «правого дела борьбы с фашизмом», отношение к войне как к труду, самоотверженность и здравый смысл, но также противостояние природе, смелость, независимость действий и мыслей. «Все в нем – и взгляд, и быстрые движения, и широкие ноздри его приплюснутого носа – само по себе было дерзостью, дерзостью». Греков – выразитель не только народа, но и общечеловеческого, свободолюбивого духа (не зря его зовут Греков).

Главный конфликт романа – конфликт между людьми и государством, свободой и насилием. «Триумф Сталинграда решил исход войны, но тихий спор между народом-победителем и государством-победителем продолжался. От этого спора зависела судьба человека, его свобода». Этот конфликт разгорается в размышлениях героев о коллективизации, о судьбе «спецперемещенных лиц», в фотографиях лагеря для военнопленных на Колыме, в размышлениях автора и героев о 1930-х годах и их последствиях.

Лагерь военнопленных на Колыме и ход войны взаимосвязаны. Гроссман убежден, что «часть правды не соответствует действительности». Арестованный Крымов думает, что ненавидит спецназовца, который его мучает, больше, чем немца, потому что он узнает в нем себя.

Гроссман изображает человеческие страдания: это портрет лагерей, арестов и репрессий и их разрушительного воздействия на человеческие души и мораль. Смелые люди превращаются в трусов, хорошие люди – в жестоких, стойкие – в трусов. Людей уничтожает двойное осознание, неверие в себя. Причины этих явлений – сталинское самодержавие и широко распространенный страх. После революции идеологические модели управляли сознанием и поведением людей, внушая им идею о том, что цель выше морали, причина выше человека, а идея выше жизни. Насколько опасна такая перестановка ценностей, видно по эпизодам, когда Новиков затягивает атаку на восемь минут, то есть, рискуя головой, он не подчиняется приказу Сталина о спасении человеческих жизней. А для Гетманова «необходимость приносить людей в жертву делу всегда казалась естественной, бесспорной, не только во время войны.

Иное отношение главных героев к судьбе, необходимости, проблеме вины и ответственности личности перед жизненными обстоятельствами.

Штурмбанфюрер Кальтлуфт, палач у печей, убивший пятьсот девяносто тысяч человек, пытается оправдать это приказом сверху, подобострастием, авторитетом фюрера, судьбой: «Судьба подтолкнула его на путь палача. Но автор утверждает: «Судьба ведет человека, а человек идет, потому что он хочет и свободен не желать».

Смысл параллели Сталина – Гитлера, нацистского лагеря – лагеря Колымы состоит в том, чтобы обострить проблему вины и индивидуальной ответственности в самом широком философском смысле. Когда в обществе происходит зло, в той или иной степени виноваты все. Пройдя через трагические испытания 20 века – Вторую мировую войну, нацизм и сталинизм – человечество начинает понимать, что покорность, человеческая зависимость от обстоятельств и рабство оказались мощными. В то же время Гроссман видит в образах героев Отечественной войны любовь к свободе и совести. Что превзойдет человека и человечество? Финал романа открыт.

Сочинение: Гроссман в – Рецензия на роман в. с. гроссмана жизнь и судьба

(Вариант I)
Основной круг философских проблем в эпосе В. Гроссмана «Жизнь и судьба» – жизнь и судьба, свобода и насилие, законы войны и жизни человека. Писатель воспринимает войну не как столкновение армий, а как столкновение миров, столкновение разных взглядов на жизнь, на судьбы людей и народов. Война выявила основные проблемы современности, выявила основные противоречия эпохи.
В романе две основные темы – жизнь и судьба.
«Жизнь» – это свобода, неповторимость, индивидуальность; «судьба» – необходимость, давление государства, инерция. Комиссар Крымов говорит: «Как странно идти по прямому, сквозному коридору. А жизнь – очень запутанная тропа, овраги, болота, ручьи, степная пыль, недоеденный хлеб, идешь на месте, но судьба твоя проста. , ходишь вереницей, коридоры, коридоры, коридоры, коридоры двери ».
Судьба главных героев трагична или драматична. Гроссман видит свободу в героизме. Капитан Греков, защитник Сталинграда, командир безрассудного гарнизона «Дома шестой фракции», выражает не только осознание «правого дела борьбы с фашизмом», отношение к войне как к труду, самоотверженность и здравый смысл, но также противостояние природе, смелость, независимость действий и мыслей. «Все в нем – и взгляд, и быстрые движения, и широкие ноздри его приплюснутого носа – само по себе было дерзостью, дерзостью». Греков – выразитель не только народа, но и общечеловеческого, свободолюбивого духа (не зря его зовут Греков).
Главный конфликт романа – конфликт между людьми и государством, свободой и насилием. «Триумф Сталинграда решил исход войны, но тихий спор между народом-победителем и государством-победителем продолжался. От этого спора зависела судьба человека, его свобода». Этот конфликт разгорается в размышлениях героев о коллективизации, о судьбе «спецперемещенных лиц», в фотографиях лагеря для военнопленных на Колыме, в размышлениях автора и героев о 1930-х годах и их последствиях.
Лагерь военнопленных на Колыме и ход войны взаимосвязаны. Гроссман убежден, что «часть правды не соответствует действительности». Арестованный Крымов думает, что ненавидит спецназовца, который его мучает, больше, чем немца, потому что он узнает в нем себя.
Гроссман изображает человеческие страдания: это портрет лагерей, арестов и репрессий и их разрушительного воздействия на человеческие души и мораль. Смелые люди превращаются в трусов, хорошие люди – в жестоких, стойкие – в трусов. Людей уничтожает двойное осознание, неверие в себя. Причины этих явлений – сталинское самодержавие и широко распространенный страх. После революции идеологические модели управляли сознанием и поведением людей, внушая им идею о том, что цель выше морали, причина выше человека, а идея выше жизни. Насколько опасна такая перестановка ценностей, видно по эпизодам, когда Новиков затягивает атаку на восемь минут, то есть, рискуя головой, он не подчиняется приказу Сталина о спасении человеческих жизней. А для Гетманова «необходимость приносить людей в жертву делу всегда казалась естественной, бесспорной, не только во время войны.
Иное отношение главных героев к судьбе, необходимости, проблеме вины и ответственности личности перед жизненными обстоятельствами.
Штурмбанфюрер Кальтлуфт, палач у печей, убивший пятьсот девяносто тысяч человек, пытается оправдать это приказом сверху, своей покорностью, авторитетом фюрера, судьбой: «Судьба подтолкнула его на путь палача» . Но автор утверждает: «Судьба ведет человека, а человек идет, потому что хочет, и он волен не хотеть».
Смысл параллели Сталина – Гитлера, нацистского лагеря – лагеря Колымы состоит в том, чтобы обострить проблему вины и индивидуальной ответственности в самом широком философском смысле. Когда в обществе происходит зло, в этом до некоторой степени виноваты все. Пройдя трагические испытания 20 века – Вторую мировую войну, нацизм и сталинизм – человечество начинает понимать, что смирение, человеческая зависимость от обстоятельств, рабство оказались сильными. В то же время в образах героев Отечественной войны Гроссман видит свободолюбие и добросовестность. Что будет лучше человека и человечества? Финал романа открыт.

Читайте также:  Читать онлайн Произведения Константина Батюскова в прозе и стихах Белинского, Виссариона Григорьевича - RuLit - Страница 1

(2-я версия).
Естественное человеческое стремление к свободе нерушимо; его можно подавить, но нельзя уничтожить. Человек не откажется от свободы добровольно. В. Гроссман
«Рукописи не горят». Сколько раз мы цитировали фразу Воланда, но я хотел бы ее повторить. Наше время – время открывать, оно вернуло к жизни мастеров, которые ждали своего часа и наконец увидели свет. Роман Гроссмана «Жизнь и судьба», написанный тридцать пять лет назад, не доходил до читателя до 1988 года и потряс литературный мир своей современностью, великой силой правдивого слова о войне, о жизни и судьбе. Он отражал свое время. Только сейчас, в девяностые, можно говорить и писать о том, что автор показывает в романе. Итак, работа принадлежит современности, актуальна и актуальна.
Читая «Жизнь и судьбу», невозможно не восхититься масштабом романа и глубиной сделанных автором выводов. Философские идеи, кажется, переплетаются, образуя странную, но гармоничную ткань. Иногда бывает трудно увидеть и понять эти идеи. В чем суть, какова основная тема повествования? Что такое жизнь, что такое судьба? «Жизнь так запутана. Дорожки, ущелья, болота, ручьи. Но судьба проста и прямолинейна, ты идешь как струна. Жизнь – это свобода», – говорит автор. И недаром люди, приговоренные к смертной казни в газовых камерах, испытывают чувство судьбы. Судьба не подчиняется воле человека.
Основная тема творчества Гроссмана – свобода. Понятия «свобода», «воля» также известны диким животным. Но эта свобода или ее отсутствие физическая. С появлением человеческого разума значение этих понятий изменилось, стало глубже. Есть моральная свобода, моральная свобода, свобода мысли и нет порабощения души. Так что важнее, свобода тела или свобода ума? Почему эта философская проблема волновала автора? Конечно, это определялось эпохой, в которой он жил. Тогда над миром стояли две страны, они сблизились друг с другом в борьбе, и от результата этой борьбы зависела судьба человечества. Обе державы, по словам одного из героев романа, являются партийными государствами. «Власть партийного лидера не требовала таланта ученого, таланта писателя. Это был избыток таланта над талантом, над талантом». Под «волей партии» понималась воля человека, которого мы теперь называем диктатором. Обе страны были похожи тем, что их граждане, лишенные официального права думать, чувствовать и действовать в соответствии со своей индивидуальностью, постоянно ощущали над собой власть страха. Так или иначе возводились государственные здания, больше похожие на тюрьмы, которые казались несокрушимыми. Человеку отведена в них подчиненная роль; намного выше него стояло государство и его воля, непогрешимая и могущественная. «Фашизм и человек не могут сосуществовать. Государство находится на одном полюсе, а потребности человека – на другом». Неслучайно Гроссман сравнивает тоталитарные государства, сравнивая два лагеря – Германию и Советский Союз 1930-х и 1940-х годов. Там сажают людей за те же «преступления»: неосторожные слова, плохую работу. Это «преступники, которые не совершали преступлений». Единственная разница в том, что немецкий лагерь виден глазами русских военнопленных, которые знают, что их ждет, и готовы воевать. В свою очередь, люди в сибирских лагерях считают свою судьбу ошибкой, пишут письма в Москву. Надя Штрум, ученица 10-го курса, понимает, что виновником на самом деле является человек, которому адресованы ее письма. Но письма продолжают приходить. Сибирский лагерь, наверное, страшнее немецкого. «Иди в свой лагерь, свой в свой. Вот в чем проблема!» – говорит Ершов, один из героев романа. Гроссман приводит нас к ужасающему выводу: тоталитарное государство похоже на большой лагерь, в котором заключенные являются одновременно жертвами и мучителями. Недаром «философ» Казенеленбоген, бывший офицер службы безопасности, который хотел бы превратить всю страну в лагерь для военнопленных, тем не менее, продолжает утверждать, что «единство и разрушение противоборствующих лагерей и жизнь за их пределами являются триумфом великие принципы “. Итак, два таких государства ведут войну друг против друга, исход которой решился в городе на Волге в сорок втором году. Одна нация, опьяненная речами своего лидера, атаковала, мечтая править миром; второй, уходящий, не нуждался в апелляциях – он копил силы, готов был отдать миллионы жизней, но для того, чтобы победить захватчика и защитить Родину. Что происходит с душами тех, кто оказывает давление на армию врага, и что происходит с сердцами тех, на кого давят? Чтобы отвлечь врага, недостаточно власти над людьми, нужна свобода, и в это трудное время она наступила. Никогда еще у людей не было таких смелых, искренних, случайных разговоров, как в дни боев под Сталинградом. В Казани и Москве дыхание свободы ощущается сильнее всего, но сильнее всего в «мировом городе», символом которого станет дом «шесть долей один», где говорится о тридцать седьмом году и коллективизации. Борясь за независимость своей родины, такие люди, как Ершов и Греков, также борются за свободу личности в своей стране. Греков скажет комиссару Крыма: «Я хочу свободы и борюсь за нее». В дни поражения, когда свобода воли прорастает из недр человеческих душ, Сталин это чувствует. он побеждал на полях сражений не только своих врагов сегодня. Следуя за гитлеровскими танками в пыли, они курили те же самые, которые он, казалось, усмирил, умиротворил навсегда. «Не только история судит побежденных». Сам Сталин понимает, что в случае поражения он не простит того, что сделал со своим народом. В душах людей постепенно растет чувство русской национальной гордости. В то же время прозрение приходит к окруженным немецким солдатам, к тем, кто несколько месяцев назад подавил остатки сомнений, убеждая себя в правоте фюрера и партии как оберлейтенанта Баха. Сталинградская операция решила исход войны, но тихий спор между народом-победителем и государством-победителем продолжается. Так кто же побеждает – государство или человек? В конце концов, свобода начинается с личности. Тоталитарный режим репрессивен, страх жизни душит и вызывает кроткое отношение к этому режиму. Но многие люди твердо верят, что есть сила в том, чтобы восхвалять государство и партию, принимать слова лидера как священные истины. Они могут не съеживаться от страха смерти, но дрожат, чтобы опровергнуть сомнения, которые у них были всю жизнь. Вот как старый большевик ленинец Мостовский услышал из уст гестаповца Лисса то, что его мучило, в чем он боялся признаться даже самому себе, лишь на мгновение теряя уверенность: «Надо отказаться от того, что мы прожили всю нашу жизнь, осуждаем то, что мы защищали и оправдывали ». Этот сильный, несгибаемый человек, сам ищущий свободы, чувствует облегчение, когда он в очередной раз подчиняется воле партии, одобряя отправку в лагерь смерти Ерешова, презирающего насилие. Другим, таким как Магар, Крымов и Штрум, нужно было поражение, чтобы стать людьми, увидеть правду, вернуть себе свободу души. Крымов получил откровение после того, как попал в тюрьму. Лишенный свободы Магар пытается донести свои выводы до своего ученика Абарчука: «Мы не понимаем свободы, мы отказались от нее. Это основание, то есть основание над основанием». Однако, столкнувшись с недоверием, фанатической слепотой, Магар кончает жизнь самоубийством. Он заплатил высокую цену за духовное освобождение. Магар, который теряет свои иллюзии, также теряет смысл существования. Влияние свободы на мысли и поведение человека особенно убедительно показано на примере Stream. Именно тогда, когда «могущественная сила свободы слова» полностью поглотила его мысли, к нему пришла научная победа Струма, его открытие. Когда его друзья отвернулись от него и власть тоталитарного государства подавила и подавила его, Штроум нашел в себе силы не грешить против своей совести, чувствовать себя свободным. Но призыв Сталина сдул эти ростки свободы, и только подписание гнусного лживого письма заставило бы его испугаться того, что он сделал, и это поражение снова открыло бы его сердце и разум к свободе. Самая сильная, стойкая, необузданная человеческая личность появляется в романе жалкого немецкого лагерного узника Иконникова, провозглашающего нелепые и нелепые категории выше классовой морали. Он найдет в себе силы понять, что его старый идеал ложен, и он найдет истину, смысл жизни в добре, в «эволюции добра». Ремарк прав, когда говорит: «Когда у человека больше нет ничего святого, все снова, но в гораздо более человечном смысле, становится для него священным. Только человеческая доброта спасет мир. Доброта, которая заставит Даренского просить истощенного человека. Немецкий пленник и молодая, охваченная войной женщина, чтобы предложить пленному кусок хлеба. Иконников, верящий в добро, умрет освобожденным, провозгласив свободу человека от смерти перед судьбой. «Даже сейчас мужчина не убит в мужчине. , зло не восторжествует »- к такому выводу придет.« Разовьется не только сила человека, но и его любовь, его душа. Свобода и жизнь преодолеют рабство », – сказал Чензин.
Писатель досконально прочувствовал трагическую сложность конфликта между человеком и государством в сталинскую эпоху. Автор «ycie i destiny» приводит к тому, что, пройдя через великие трагические испытания ХХ века – кошмары нацизма и сталинизма – человечество начинает замечать тот факт, что подчиненность, зависимость личности от обстоятельств, рабство в нем оказалось намного сильнее, чем можно было ожидать. Писатель не настроен ни пессимистично, ни оптимистично. Художественное видение современного мира Гроссманом трагично.
Конец романа в соответствии с этим видением печален. В этом также глубина его правды, правда автора.

Читайте также:  Произведение на тему: Жизнь и творчество Чингиза Айтматова; | Образовательная социальная сеть

(3-я версия)
Роман Василия Гроссмана «Жизнь и судьба» – одно из тех произведений, которые прошли нелегкий путь к читателю. Роман был написан почти три десятилетия назад, но так и не был опубликован. Как и многие, он увидел свет после смерти автора. Можно сказать, что это одно из самых ярких и значительных произведений послевоенной русской литературы. «Жизнь и судьба» охватывает события военных и предвоенных лет, в ней запечатлены самые важные события нашего существования. На протяжении всего романа звучит мысль, что в каждой жизненной ситуации важнее всего судьба человека, что каждый человек – это целый мир, который нельзя нарушать, не ущемляя при этом интересы всего народа. Эта идея глубоко гуманистическая.
Сосредоточившись на высоком гуманистическом идеале любви и уважения к человеку, В. Гроссман обнажает все, что направлено против человека, разрушающее его уникальную личность. В романе сравниваются два режима – гитлеровский и сталинский. Я думаю, что В. Гроссман – один из первых среди нас писателей, которые критиковали то, что мы сегодня смело называем «сталинизмом», пытаясь выявить корни и причины этого явления. И нацизм, и сталинизм разрушают в человеке самое главное – его достоинство. Поэтому роман, борясь со сталинизмом, защищает и защищает достоинство личности, считая его сутью всех поставленных вопросов. Личная судьба человека, живущего в тоталитарном государстве, может развиваться благополучно или драматично, но она всегда трагична, потому что человек не может выполнить свое предназначение в жизни, кроме как стать частью машины. Если машина совершает преступление, человек не может отказаться быть ее партнером. Он становится соучастником, по крайней мере, в качестве жертвы. Пострадавший может сгнить в лагере или благополучно умереть в семейном кругу.
Трагедия этого народа, по мнению В. Гроссмана, состоит в том, что, ведя освободительную войну, он фактически ведет войну на два фронта. Во главе освободительного народа стоит тиран и преступник, который видит в победе народа свою собственную победу, победу своей личной власти.
На войне человек получает право стать мужчиной, у него есть выбор. В «Шестой фракции первой части» Греков делает один выбор, а Крымов, осуждающий его, делает другой. И в этом выборе выражается сущность человека.
Идея романа, как мне кажется, состоит в том, что для В. Гроссмана война – это большое несчастье и одновременно великое очищение. Война точно определяет, кто есть кто и кто чего стоит. Есть Новиков и есть Гетманов. Есть майор Ершов, а есть те, кто даже на грани смерти отказывается от его храбрости и свободы.
Новиков – умный, старательный комиссар, который не может относиться к солдатам как к живой силе и военным искусством побеждает врага на поле боя. Рядом с ним бригадный комиссар Гетманов – человек номенклатуры. На первый взгляд это кажется милым и простым, но на самом деле он живет по законам своего класса, применяя одну норму к себе, а другую к другим.
И только совесть, правда, человечество побеждает, пройдя жестокое испытание. Ни сталинские рассуждения, ни его лозунги и призывы не победили. Они боролись за другое, за что-то легкое и нужное, даже если у этого был броский лозунг. Категоризация, навешивание ярлыков «врагов народа» превратилось в навязанную ложь. Он раскрыл самое главное: что и для чего должен жить человек, ценящий себя и свою свободу духа. Очень живым в этом смысле я считаю образ Грекова одним из самых привлекательных в романе. Греков никого не боится – ни немцев, ни начальства, ни комиссара Крыма. Он смелый, свободный и независимый человек.
В. Гроссман говорит о свободе, добре, доброте, дружбе и причинах послушания человека перед лицом тотального насилия. Фильм написан под пулями, в газовой камере, на квартирах ученых в Казани, в камерах Лубянки. В. Гроссман погружается в самые низкие уровни бесчеловечной войны и смотрит на ее вершины: на штаб Ерёменки и штаб Паулюса. Писатель наблюдает за водоворотом, в котором одновременно прячутся от смерти русские и немцы, видит физический страх и духовное благородство, святой порыв и предательство, грубость, нежность и слезы. Греков уже недвусмысленно смотрит на радистку Катю, желая вырвать что-нибудь из жизни, пока он жив. Но это циничное чувство растворяется в самоотречении и отправляет Катю и ее возлюбленную Сьерру подальше от дома, спасая себя и свою любовь.
При этом В. Гроссман показывает античеловеческую сущность войны: на последней прямой сражается осажденный Сталинград, защитники города оказали героическое сопротивление. А рядом – повседневные заботы, борьба с ревностью, тщеславием и настоящей любовью.
Впервые писатель не представляет сюжет, а философствует о войне. Роман Гроссмана как-то связан с «Войной и миром» Толстого. У В. Гроссмана такой же размах, такое же переплетение жизненных линий, объединение судеб в один узел, их схождение в одно историческое действие.

Оцените статью
Добавить комментарий