Образ города в первых произведениях Брусилова – скачать очерк

Образ города в первых произведениях Брусилова – скачать очерк

Образ города в первых произведениях Брюсова

Помимо декадентского индивидуализма молодого Брюсова, объединяющей основой его тогдашней поэзии является, как уже упоминалось, ее городской характер. Лирическая тема Брюсова полна банальных и пикантных впечатлений о городской жизни, соблазненной его соблазнами. Природу заслоняют городские образы, и он, вопреки общепринятой литературной традиции, решительно отмежевывается от нее:

    Есть что-то постыдное в силе природы Нет неприязни к лучам красоты: Годы проходят над миром скал, Но вечен только мир грез.

Образ города в первых книгах Брюсова еще не сложился в полной мере, не оформился, не стал главным объектом художественного образа. Но и тогда в самой композиции переживаний поэта, в особенностях его поэзии, в поэтических вкусах, в подборе образов и деталей раскрывается его городская сущность. В то же время многие его лирические зарисовки отличаются ощутимой непоколебимой объективностью и натуралистической наготой. Любовь, о которой Брюсов рассказывает в своих стихах, показана в основном с чувственной стороны, иногда с намеком на какую-то греховную сентиментальность:

    Здесь, в полутемной гостиной Под пеленой котенка Так заманчиво и скромно Поцелуи без любви. («Поцелуй», 1895 г.) И без всякой сентиментальности: Да! Жестокие и суровые упреки! Но вам все равно, как видите! Вы бессовестно поднимаете руки. И ты бесстыдно смотришь. Ты тихий. Вы тяжелы в своем упрямстве. Вы предали душу своего ребенка. Но я нарушу твое молчание криком! Плакать! Просить пощады! Сдаться! Эта талия, слишком гибкая и тонкая, Этот бюст за разрезом на моей рубашке. («Моему миньону», 1895 г.)

На фоне современной банально-традиционной поэзии Брусилова это кажется особенно своеобразным и осязаемым. Недаром один из более молодых современников Брюсова, оценивая ранние стихи Брюсова пятнадцатью годами позже, был поражен их непреходящей жизненной силой и поэтической остротой и впоследствии прямо считал стихи Брюсова 90-х вершиной своего творчества. Последний пункт, конечно, является преувеличением, но он не совсем несправедлив: он может защитить от давней недооценки художественной выразительности ранних стихотворений Брюсова.

Лирический герой молодого Брусилова одинок. Упоминание «друзей» и обращения к любимой не заменят живого человеческого окружения, заслуживающего сострадания и способного на сострадание.

    И на земле никого нет С ласковым, печальным взглядом, Кто в этом затянувшемся мраке Скучаю и страдаю по соседству. («Ночи и дни умирают», 1895)

Можно предположить, что в стихах Брюсова семидесятых, задолго до знаменитого цикла Блока, возникает образ «ужасного мира» со всеми его гримасами и гротесками. Атмосферу этого мира в его крайней конденсации можно оценить, например, на основе следующих шести строк:

    Приснилось: смертный и бессильный, Почти житель могилы, В конце концов, я был глухим. И старый друг лег спать. И, бормоча слова проклятия, Он ударил меня по лицу. («Поев. ***», 1896 г.)

Лицо «страшного мира» проявляется у юного Брюсова не только в его стихотворениях-монологах, но и частично в его стихах, проецируемых на объективную городскую реальность. На улице появляются три грязные пьяные женщины («Девочки», 1895 г.) и обманутая в любви девушка, пережившая беспомощный опыт («Туманные ночи», 1895 г.), и еще одна женщина, ночная проститутка («Призрак», 1894 г.). Брюсува.), и сумасшедший, в ужасе крадущийся по городу, окруженный своими заблуждениями:

    Я встречаю обнаженные тела Синий в рыхлом снегу “Я слежу за отчетами об убийствах. И смеяться безжалостно из-за угла. А потом, сбросив пальто, С крышкой на глазах Я побежал в лес нежити И никто за мной не гонится! («Сумасшедший», 1895 г.).

Последний стих этих строк раскрывает скрытые, низшие слои лирического сознания Брюсова и, безусловно, является откровением в поэзии его времени. Ни один из русских поэтов до Брюсова не писал, что террор порождает не только реальная угроза, что угрозы нет, что пустота («за нами никто не гонится») может быть хищной, опасной, что отсутствие настоящих врагов, каким-то образом заполняя пустоту, может быть страшнее, чем их присутствие. Эти мазки создают мир, в котором реальное, как у Достоевского, граничит с фантастическим, смещенным со своей оси, безумием.

Образ города в творчестве В. Я. Брюсова

Автор: Мария Брылова, 2 декабря 2010 г. в 02:21, диссертация

Читайте также:  Эссе: Настоящая красота человека в рассказе; Картинка, которая меня не показывает
Описание работы

Эти задачи обусловлены составом работы. Он состоит из введения, основной части и концовки. Основная часть представляет собой одну главу, которая включает в себя следующие части: генезис городского мотива в творчестве Брюсова и основные этапы эволюции образа города в его стихах.

Содержание

Допуск
Глава 1. Начало
Глава 2. Образ города в раннем искусстве В. Дж. Brusow
Образ города в зрелых произведениях В. Брусилова.
(На примере стихотворения «Конь бледный»)
Образ города в поздних работах Брюсова
W. J. Брюсов.
Предложение
Справочный список, индекс цитирования, список литературы, библиография

Работа содержит 1 файл

Курсовая. doc

Министерство образования и науки

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Государственный педагогический институт им. Глазовского

названный в честь. В. Г. Короленко

Образ города в творчестве В. Брюсова.

Группа из 231 студента

профессор кафедры литературы

В русской литературе есть несколько сквозных тем, которые затрагивают многих писателей, поэтов, независимо от эпохи, в которой они живут, независимо от того, в каком направлении они создают свои произведения. Это Москва Н. Карамзина, К. Батюшкова, А. Герцен, А. Грибоедов, или Санкт-Петербург А. Радищев, А. Пушкин, Н. Гоголь, Ф. Достоевского, город активно входит в прозу и поэзию 18-19 веков. Но каждый из писателей и поэтов привносит в раскрытие «вечной» темы что-то свое, неповторимое, неповторимое.

В начале ХХ века тему города подняли поэты Серебряного века: В. Дж. Брюсов, А. Белый, А. А. Блок и другие. Выступая как вспомогательное произведение, место героев действий и событий, город становится центром литературной концепции, обретая собственный художественный образ и становясь полноценным героем. Наиболее ярко это иллюстрируется творчеством Валерия Брюсова, известного поэта, писателя, литературного критика, историка, философа, переводчика и теоретика русского символизма.

Валерий Яковлевич Брюсов был одним из первых поэтов 20-го века, который поднял тему города, которая оказала значительное влияние на более поздних городских поэтов. Творчество Брусилова как основоположника градостроительства в русской поэзии ХХ века представляет большой интерес для многих исследователей.

Его творчество изучали Д. Максимов, К. Мочульский, М. Шаповалов, Н. Бурлаков, С. Гиндин и другие. Брюсову посвящено много работ, в которых обсуждаются различные аспекты его творчества: Брюсов-критик; Брюсов-переводчик; Брюсов-историк; Брюсов-прозаик [4] и др. Ряд авторов (Т. Анчюгова, Л. Протасова, Т. Ковалёва) исследуют специфику брюсовского языка. Объем исследований расширен в монографиях Н. Бурлакова [2], М. Шаповалова [10], Д. Максимова [6], [7]. Эти авторы рассматривают жизнь и творческий путь писателя в целом, они также обращают внимание на город, так как он является одним из основных мотивов поэзии В. Я. Брюсова.

Эти работы определяют основные черты города Брюсов, подчеркивают важность Брюсова как поэта-градостроителя, содержат факты обращения поэта к этому предмету, раскрывают его отношение к городу.

Н. Бурлаков [2] связывает город Брюсов со своей родиной – Москвой. Основываясь на биографии поэта, он выделяет этапы своего творчества.

В В. Волошине [3] он рассматривает город Брюсов с точки зрения его принятия или неприятия поэтом. В поэзии Брусилова Волошин выделяет два типа городов: Старый город и Новый город. Старый город, существовавший во времена Брюсова, сам поэт отвергает. Брюсов хочет построить Новый город. «Город будущего» построен по образцу и подобию Старого города. Но не понимая законов Старого Города, в Городе будущего он обречен на такое же невежество и непонимание »[3, 426]. М. Волошин считает, что Брюсов не певец, а враг города, и в его творчестве говорится: он не заслуживает называться «поэтом города» [3, 426].

Традиционная точка зрения выражена в произведениях К. Мочульского, М. Шаповалова, К. Чуковского, С. Гиндина и др. Эти ученые видят Брюсова как прославителя города и в качестве свидетельства приводят его важнейшие городские труды. К. Чуковский, анализируя современную русскую поэзию, обращает внимание на Брюсов как на одного из «городских» поэтов [9]. Автору статьи удается убедить читателя в том, что в творчестве В. Брюсова доминирующим началом является только город.

Отсюда можно сделать вывод, что творчество В. Брюсова было и остается предметом интереса многих литературоведов. Но, на наш взгляд, эта тема раскрыта не полностью. В нашем обзоре критической литературы недостаточно четко проследить специфику и эволюцию образа города в поэзии В. Брюсова. Брюсов.

Читайте также:  Тема 5

Цель исследования – проследить эволюцию образа города в поэзии В. Брусилова. Брюсов.

Основные цели:

– читать и анализировать стихи В. Я. Брюсова;

– раскрыть особенности художественного образа города в творчестве поэта;

– определить функционирование образа города в ранней, зрелой и поздней поэзии В. Брюсова;

Предметом нашего исследования являются стихи и стихи Брюсова разных периодов. Предметом нашего исследования являются стихи и поэмы Брусилова разных периодов, менее известные поэтические источники, письма и статьи, воспоминания современников, а также другие материалы.

Состав работы определяется этими целями. Он состоит из введения, основной части и концовки. Основная часть представлена ​​одной главой, которая включает в себя следующие разделы: начала формирования городской темы в творчестве Брюсова и основные этапы эволюции образа города в его стихах.

Глава 1. Начало

Однажды В. Брусилов воскликнул: «Я не хочу прошлого! Я хочу будущего, будущего! Только прошлое других людей, давным-давно, прошлое других веков! Я люблю его!» И поэт нашел территорию, сочетающую в себе черты старины и признаки меняющегося будущего. Так город воспринимал город. В его стихах начинают появляться образы городской жизни с ее шумом, грохотом, движением толпы и мчащимися экипажами, с ее соблазнами и противоречиями. В. Я. Брюсов становится одним из первых городских поэтов в русской поэзии ХХ века.

Сам урбанизм – это направление в искусстве, а значит, и в поэзии, иллюстрирующее жизнь больших современных городов. В отличие от живописи и архитектуры, городская поэзия использует поэтическое воображение, чтобы отразить жизнь больших капиталистических городов с их огромным населением, шумными машинами, контрастами роскоши и бедности. В городской поэзии важно, чтобы читатель ярко представлял себе образы городской жизни, описанные поэтом.

Подобно тому, как городское планирование связано с различными областями искусства, городская поэзия связана с различными литературными течениями и группами, которые по-своему воспринимают город. В то время как глава итальянского футуризма Ф. Маринетти превозносил шум города и бешеный ритм жизни, В. Брюсов изображает капиталистический город и его неиссякаемый «бешеный людской поток» как «бред, воплощенный в земных формах» («. Бледная лошадь”). Градостроительство поэтов-гуманистов мрачно. В поэзии Елисей Верхарна, произведения которого так нравились Брюсову, капиталистический город – враг человека: «Это город осьминогов, горящий осьминог» («Города осьминогов»). Для А. А. Блока город – «страшный мир», для В. В. Маяковского – «Адище город», у раннего экспрессиониста Бехера – «каменный лес» и «стоячие гробы с кружевными окнами».

Все эти примеры показывают, что городская поэзия неоднородна по своему содержанию. И если его продолжатель основан на его предшественниках, это не значит, что он не принесет ничего нового, потому что при всем своем разнообразии, синтезируя и модифицируя его, он найдет свой способ изображения города.

Так обстоит дело со многими поэтами, которые, идя по чьим-то стопам или параллельно, влияют друг на друга, но остаются самими собой.

Это относится и к градостроительству В. Я. Брюсова. Развивая эту тему, он обращается к традициям своих предшественников: Александра Пушкина, Миколая Гоголя, Миколая Некрасова и Федора Достоевского в русской литературе. Также в градостроительстве поэта чувствуется влияние французских символистов: А. Рембо, П. Верлена, Э. Верхарне. В начале 20 века тема города перестала быть новой. Это активно входит в творчество великих классиков XVIII-XIX веков: К. Н. Батюшков, Н. Карамзин, А. Пушкин, Л. Толстой, Н. Гоголь, Ф. Достоевский, Н. А. Некрасов и другие.

Возникнув из новгородского многолетника и плавно переходя в плутонические романы 17 века, он продолжал развиваться в 18-19 веках. В те времена, как правило, описывалась столица – Москва или Санкт-Петербург. Первое развернутое художественное описание города дано К. Батюшковым в очерке «Прогулка по Москве» (1811). (1811 г.). Для него Москва – это город, в котором причудливо переплетаются разные корни: европейские и азиатские, древние и новые. Москва Батюшко – это город природы, а не истории или культуры, и его прежний облик постоянно подчеркивается, это смесь городских и сельских черт. Эти черты стали постоянными в описаниях Москвы XIX века. М. Ю.Лермонтов тоже видит московский пейзаж; в своем очерке «Панорама Москвы» (1834) он отмечает такое же редкое сочетание разных источников в городской жизни. О том же смешении и деревенском характере Москвы, тонущей в садах, говорил и В. Г. Белинский в статье «Петербург и Москва» (1845); А. И. Герцен предполагает, что древняя столица «не похожа ни на один европейский город, но представляет собой гигантскую застройку богатой русской деревни» [68, 20].

Читайте также:  Семейная мысль »в произведениях русских классиков XIX века

Уникальную роль в создании классического для русской литературы облика города Москвы играет А. С. Грибоедов. В комедии «Горе от чести» (1824) он показывает обычаи патриархального города, жившего по традициям полувековой давности. Его Москва – оплот невежества, культурного провинциализма, город интеллектуальной и душевной лени. Александр Пушкин в романе «Евгений Онегин» (1823-1831) также видит Москву как воплощение жесткой буржуазии, но автор рассматривает город с точки зрения патриота, настоящего гражданина и защитника. Лев Толстой в своем романе-эпопее «Война и мир» (1863-1869) переворачивает «портрет» Москвы вверх дном в «Горе Витуса». Его Москва противоположна Санкт-Петербургу. Это естественное расположение Ростовых, они для Петербурга чужие. N. W. В петербургских романах Гоголь развивает тему отчуждения от города и одновременно города как жизненной среды. Для него город – город контрастов: роскошных дворцов и глубокой нищеты («Нос», «Пальто» и т. Д.). НА. Некрасов описывает страдания бедного города. В своем очерке «Петербургские закоулки и закоулки» он рисует «дно» столицы: сырые подвалы с падающей штукатуркой, несчастные, несчастные жильцы, находящие утешение в пьянстве. Но в то же время он отмечает прогрессивную роль города. Близко к Н. А. Некрасов, Ф. Достоевский. Он также замечает контрасты в городской жизни, но его образ города представлен в философских терминах как символ болезни всего мира. Санкт-Петербург Достоевского – олицетворение зла и надежды на то, что люди «принесут достойные плоды покаяния» и что Петербург будет другим.

Таким образом, в конце XIX века город в сознании многих писателей и поэтов был не только описательным, «фоном», но и более глубоким, значимым и философским. Новый век потребовал нового художественного и философского подхода к этому предмету. Изменения, произошедшие на рубеже двух веков, принесли изменения в город. Эти изменения нашли самое лучшее отражение в городской поэзии Брюсова.

По традиции в его текстах есть старая Москва Пушкина (Мир), контрасты Гоголя (Ночь), болезнь мира Достоева (Среди людей) и бедного Некрасова (Фабричная, Каменьчик).

В стихах Некрасова он находит «беспощадный реализм», способность передавать страшные образы, трагедию которых понимают только горожане. Брюсов говорит, что Некрасов современен, потому что ему удается запечатлеть двойственность города, его «свет и тьму», пленительную красоту и «гноящиеся раны» современности.

После Гоголя и Достоевского Брюсов рассматривал тему города как резко социальную, подчеркивающую внутренние конфликты общественной жизни. Кстати, поэтому стихи Э. Верхарна, несущие в себе острое чувство горечи и тоски по чудовищному злу городской культуры, созданной буржуазной цивилизацией.

Стоит отметить, что среда, в которой он жил, микроклимат, в котором он жил, также повлияли на формирование Брюсова как городского поэта. В. Брюсов родился в Москве, на Цветном бульваре, в доме, который своими антресолями, хозяйственными постройками, сумраком и скрипучими деревянными лестницами напоминал людям обычаи и привычки дореформенной буржуазии. Пейзажи, окружавшие молодого Брюсова, отражали и его образ жизни. Брюсов вырос в большом капиталистическом городе, который к тому времени во многом утратил свою старомодность. Сам факт, что город олицетворяет как старые, так и новые явления, вызвал к нему некую двойственность в сознании молодого поэта.

Уже по внешнему виду и характеру Брюсова, старшеклассника, бородатого, некрасивого, полного юношеского самомнения, эксцентричного, погруженного в собственные мысли, влияющего на умения и знания учителей, одиноких среди коллег, можно было догадаться о возникновении необыкновенная раса людей, увлеченных реалиями и видениями новой развивающейся городской жизни. Брюсов открыл нам закрученную душу буржуазного города, мир ночных ресторанов, публичных домов и азартных игр. Уже в ранней юности он столкнулся с этой стихией, его охватили душевные болезни горожанина.

Оцените статью
Добавить комментарий