Эссе «Не видать, может быть» – Русская литература

Эссе «Не видать, может быть» – Русская литература.

Сочинение на тему «Мне видеть не дано, быть может»

«Мне не разрешено видеть, это может быть».

Вытесанное, сжатое, твердое, словно высеченное стихотворение, скульптурно-выпуклая четкость образов, стремящаяся к афоризму короткая фраза, несомненно, привлекает взор читателя, даже когда он впервые берет в руки книгу Брюсова.

Величественная и торжественная структура его стихов. У Брюсова словно трубный голос, звучавший медно. Недаром его называли поэтом «бронзово-мраморный».

В поэзии Брюсов – художник. Любит меры, числа и рисунки. В этом разностороннем архитекторе, в котором вроде бы работают долото и молоток, сильная сторона Брюсова. У него свой, несколько напряженный темп, собственное острое лицо. Следуя примеру пахаря, он не без труда писал:

Вперед, мечта, мой верный вол!

Волей, если не охотой!

Я рядом с тобой, мой хлыст тяжелый

Я борюсь, а вы боретесь!

Брюсов, появившийся в литературе в конце прошлого века, быстро занял достойное место среди поэтов-символистов. Более того, он стал их теоретиком и лидером. Однако в отличие от своих собратьев-поэтов, чье видение поэзии имело мистический оттенок, поэтическое мышление Брюсова было по существу конкретным и реалистичным. Все это вместе с рационализмом и даже некоторой холодностью составляет неповторимый стиль его поэзии. Отстраненный, отягощенный псевдонаучными выводами и гипотезами. Иногда это выглядит наивно и смешно в данный момент, иногда убедительно и шокирует в своей глубине:

Может, эти электроны…

… миры с сотней континентов…,

короны, водопады, королевства, троны

и память сорока веков.

И каждый атом, возможно,

Вселенная с сотней планет.

Здесь все в сжатом объеме,

и даже то, чего здесь нет.

Конечно, читать Брюсова сегодня, переживших времена Мандельштама, Бродского и Пастернака, если честно, скучновато. Кажется, что с ним все: талант, умение сочинять, глубоко мыслящие за пределами мудреца и философа, ужасный профиль. Однако недаром В. Соловьев, которого Брюсов не просил стать своим учителем, в одной из своих статей писал о стихотворениях новоиспеченного поэта-символиста: «Общее суждение о господине Валерии Брюсове нельзя выносить без ведома. его возраст. Если нет, то ему больше 14, может, он окажется порядочным поэтом, а может, ничего не выйдет. Если он взрослый, то, конечно, все литературные надежды не оправданы.

Читайте также:  Значение названия и темы одного из произведений Ивана Бунина

Оставляя этот фрагмент на совести Соловьева, однако, отметим, что оправданная поэзия Брюсова не трогает душу. Да, конечно, его стихи разборчивы. Приложив немного усердия, можно за час выучить его книгу, ныть и зевая, окунуться в мир его рифм, полюбоваться всеми этими «лаврами – ихтиозаврами», «ромом – пополам», «рулетами – полосками», «знаменем». – пламя »и« престол – Асаргадон ». А потом, закрыв сборник, поймете, что несмотря на резкость, лаконичность и твердость сфабрикованных стихов, поэзия Брусилова, по сути, антипоэзия. Ее голос идет к нам из какого-то параллельного мира. Он существует за пределами образов. Это выходит за рамки естественного и легкого дыхания. В нем все выдумано, все искусственно и потому лишено радости.

Но ни одна книга не бесполезна. Стоит прочитать даже самые дрянные. И книги Брюсова совсем не худшие. Они полны небольших индивидуальных успехов – строк, слов, иногда отдельных катренов:

Немногие из нас остались от этого могущественного племени.

Могучие воины, плывшие под Троей,

И о славном, ужасном, ужасном времени

Для героя странно вспоминать те дни.

А вот еще одно, довольно торжественное и помпезное, но с божественной искрой:

Я повелитель земных царей и королев, Ассаргадон.

Повелители и вожди, говорю вам: горе!

Как только я пришел к власти, Сидон восстал против нас.

Я сверг Сидона и бросил камни в море.

Такие стихи выделяются камнями в бесконечном океане тьмы. Но именно благодаря им все здание поэзии Брусилова, разрушенное и во многих местах рушащееся, до сих пор привлекает внимание, как некая руина, памятник литературным эксцессам той эпохи.

Сочинение на тему «Мне видеть не дано, быть может…»

Точеное, сжатое, твердое, словно резное стихотворение, скульптурно-выпуклая четкость образов, стремящиеся к афоризму короткие фразы – все это, несомненно, бросается в глаза читателю, даже впервые читающему книгу Брюсова.

Читайте также:  Очерк Санкт-Петербурга

Не отображается форма калькуляции? Перейдите по этой ссылке.

Величественная и торжественная структура его стихов. У Брюсова звучит трубный голос, звучит медь. Недаром его называли поэтом «бронзово-мраморный».

Внимание!

Если вам нужна помощь в работе, рекомендуем обратиться к профессионалам. Сейчас вам готовы помочь более 70 000 специалистов.

В поэзии Брюсов – художник. Любит меры, числа и рисунки. Сила Брюсова в этой стройной архитектуре, где работают долото и молот. У него свой, несколько напряженный темп, собственное острое лицо. Следуя примеру пахаря, он не без труда писал:

Вперед, мечта, мой верный вол!

Волей, если не охотой!

Я рядом с тобой, мой хлыст тяжелый

Я борюсь, а вы боретесь!

Брюсов, появившийся в литературе в конце прошлого века, быстро занял достойное место среди поэтов-символистов. Более того, он стал их теоретиком и лидером. Однако в отличие от своих собратьев-поэтов, чье видение поэзии имело мистический оттенок, поэтическое мышление Брюсова было по существу конкретным и реалистичным. Все это вместе с рационализмом и даже некоторой холодностью составляет неповторимый стиль его поэзии. Отстраненный, отягощенный псевдонаучными выводами и гипотезами. Иногда это выглядит наивно и смешно в данный момент, иногда убедительно и шокирует в своей глубине:

Может, эти электроны…

… миры с сотней континентов…,

короны, водопады, королевства, троны

и память сорока веков.

И каждый атом, возможно,

Вселенная с сотней планет.

Здесь все в сжатом объеме,

и даже то, чего здесь нет.

Конечно, читать Брюсова сегодня, переживших времена Мандельштама, Бродского и Пастернака, если честно, скучновато. Кажется, что с ним все: талант, умение сочинять, глубоко мыслящие за пределами мудреца и философа, ужасный профиль. Однако недаром В. Соловьев, которого Брюсов не просил стать своим учителем, в одной из своих статей писал о стихотворениях новоиспеченного поэта-символиста: «Общее суждение о господине Валерии Брюсове нельзя выносить без ведома. его возраст. Если нет, то ему больше 14, может, он окажется порядочным поэтом, а может, ничего не выйдет. Если он взрослый, то, конечно, все литературные надежды не оправданы.

Читайте также:  Тема и образ России в творчестве Блока (в текстах песен, стихотворениях) очерк

Оставляя этот фрагмент на совести Соловьева, однако, отметим, что оправданная поэзия Брюсова не трогает душу. Да, конечно, его стихи разборчивы. Приложив немного усердия, можно за час выучить его книгу, ныть и зевая, окунуться в мир его рифм, полюбоваться всеми этими «лаврами – ихтиозаврами», «ромом – пополам», «рулетами – полосками», «знаменем». – пламя »и« престол – Асаргадон ». А потом, закрыв сборник, поймете, что несмотря на резкость, лаконичность и твердость сфабрикованных стихов, поэзия Брусилова, по сути, антипоэзия. Ее голос идет к нам из какого-то параллельного мира. Он существует за пределами образов. Это выходит за рамки естественного и легкого дыхания. В нем все выдумано, все искусственно и потому лишено радости.

Но ни одна книга не бесполезна. Стоит прочитать даже самые дрянные. И книги Брюсова совсем не худшие. Они полны небольших индивидуальных успехов – строк, слов, иногда отдельных катренов:

Немногие из нас остались от этого могущественного племени.

Многие могучие воины плыли под Троей,

И о славном, ужасном, ужасном времени

Для героя странно вспоминать те дни.

А вот еще одно, весьма торжественное и пафосное, но с божественной искрой:

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Оформите заказ или произведите расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут храниться в вашем личном шкафчике.

Я предводитель земных царей и королев, Ассаргадон.

Господа и вожди, я говорю вам: горе!

Как только я пришел к власти, Сидон восстал против нас.

Я сверг Сидона и бросил камни в море.

Такие линии выступают, как скалы в бесконечном океане тьмы. Но именно благодаря им все здание поэзии Брусилова, разрушенное и во многих местах рушащееся, до сих пор привлекает внимание, как некая руина, памятник литературным эксцессам эпохи.

Оцените статью
Добавить комментарий